Презумпция виновности отца

badf

Более 90% судебных решений о месте проживания ребенка после развода выносятся в пользу матери. Отцам всегда очень трудно доказать свое право жить с ребенком. Объясняя это, юристы используют термин «презумпция недоверия к отцам» или «презумпция виновности отца». Отцовский клуб попросил психолога Наталью Кучеровскую рассказать, какие предпосылки могли создать такой эффект.

Репутация мужчины как отца в определенной степени уступает репутации женщины как матери. Признаем, что существует некоторая внутренняя готовность принять как само собой разумеющееся, что если уж кто и окажется в семье «слабым звеном», так это будет именно мужчина, муж и отец. Статистические данные нам бы дали более объективные цифры, но для данного разговора будет достаточно окинуть внутренним взором своих знакомых мужчин, и буквально навскидку прикинуть соотношение случаев, когда мужчина проявил себя как заботливый и преданный интересам своего ребенка отец, и когда он оказался тем самым «слабым звеном» и пренебрег своей отцовской миссией. Куда склоняется стрелка вашего воображаемого маятника?.. Вот и у меня так, мужчин, которые оставили своего ребенка на попечении женщины, по моей субъективной статистике, увы, больше.

Одно из объяснений (но не оправданий), такому положению дел, на мой взгляд, можно найти в самой природе чувства материнства и отцовства. Развитие привязанности к своему ребенку у мамы и папы происходит по-разному, и переживания, связанные с рождением ребенка, имеют свои особенности у женщины и у мужчины.

Вся биология материнского тела работает на то, чтобы обеспечить прочную психоэмоциональную связь матери со своим ребенком. Именно прочность этой связи гарантирует младенцу, во-первых, выживание, а, во-вторых, становится необходимым условием его здорового развития. Мама вынашивает ребенка в своем собственном теле, долгое время она ощущает его как часть своего собственного тела и уже родившийся ребенок продолжает восприниматься ею как отделившаяся часть своего собственного тела. Некоторое время после рождения, мама кормит ребенка грудью и сам этот процесс кормления, и тот тактильный контакт, который сопровождает это действо, стимулируют в организме мамы выработку гормонов, которые многократно усиливают ее чувство любви к ребенку и стремление обеспечивать его безопасность и благополучие. Многие мамы отмечают, что с появлением первенца они ощутили такой небывалый прилив жизненных сил, что могли бы сдвинуть горы, если бы это понадобилось для счастья ребенка. Со стороны социума также культивируется ценность материнства. Одна из ипостасей женщины, воспеваемая во все времена, – ипостась женщины-матери.

Playgroup45

Другой путь проходит отец. В период ожидания ребенка с его телом ничего не происходит, а с культурной ролью мужчины-отца конкурирует, и часто выигрывает, образ мужчины-воина (завоевателя). Если женщина ощущает себя матерью непосредственно через собственное тело, то мужчина приходит к отцовству «от ума». Мужчина осознает себя как отца вот этого конкретного ребенка через интеллектуальное осмысление этого факта. В психологическом смысле, принятие роли отца предполагает выработку такой внутренней установки, которая будет направлять мужчину на заботу о своем ребенке, что бы ни происходило в его жизни и в отношениях с матерью этого ребенка. По тонкому замечанию итальянского психоаналитика Л.Зойя, «узнать отца внутри себя» — это и означает стать взрослым. Другими словами, отцовство для мужчины – своего рода проверка на его личностную зрелость, на готовность и способность принять ответственность за ребенка и стать ему надежным помощником. Именно эту проверку мужчина часто не проходит и оказывается тем самым «слабым звеном» в семье. Личностная незрелость половозрелого мужчины является причиной многих проблем в отношениях, но особенно трагично это сказывается на его отношениях с ребенком, поскольку инфантильный взрослый не способен создать условия для здорового психического развития ребенка.

привязанность мужчины к своему ребенку тем сильнее, чем сильнее он привязан к матери ребенка

Справедливости ради стоит сказать, что и женщина может оказаться инфантильной мамой со всеми вытекающими из этого сложностями и даже рисками для развития ребенка, но как упоминалось выше, природа материнства держится и на других механизмах, которые значительно снижают вероятность того, что мама может оставить своего ребенка без заботы.

Могу уверить мужчин, что планетарного женского сговора поддерживать предрассудок, по которому мужчины априори лузеры в вопросах отцовства не существует. Но существует объективная реальность, в которой мужчина хуже справляется со своей ролью отца в нашей культуре, чем женщина с материнством. Материнство держится во многом на биологии, отцовство держится на социокультурных традициях. Уклад общественной жизни, в которой отец имеет авторитетное положение в семье, понятную роль и способы поведения нарабатывается веками. В ХХ веке эти традиции в нашей культуре были разрушены. Революции и войны не только уничтожили лучший мужской генофонд, но и надломили те тонкие социокультурные механизмы, которые обеспечивают здоровое функционирование общества. Добавим к этому тенденцию современной эпохи информационных технологий размывать границы детства и взрослости. Американский социолог Нэйл Постман, изучавший эту проблему, пришел к выводу, что детство исчезает, поскольку современные дети перестают отличаться от взрослых, «ТВ формирует новый тип личности — взрослого ребенка». При таком положении дел, где традиции построения социальной жизни разрушены и активно культивируется инфантильное поведение взрослых, восстанавливать здоровую модель отцовства — задача довольно непростая, но жизненно необходимая.

К нашему счастью, у природы есть в запасе механизм, который помогает мужчине стать хорошим отцом. Один из законов биологии заключается в том, что привязанность мужчины к своему ребенку тем сильнее, чем сильнее он привязан к матери ребенка. И это наш ресурс. Любовь спасает, дает надежду и вдохновляет становиться лучше.

Наталья Кучеровская, кандидат психологических наук, психолог-консультант, организатор Студии для родителей «Счастливые люди»