У всех разведенных отцов в душе остается огромная рана

Основатель общественной организации «Батько МАЄ ПРАВО» Александр Швец — о дискриминации мужчин и борьбе отцов за право быть рядом со своими детьми

— Александр, в самом названии вашей организации уже как будто подразумевается, что отцы лишены прав. Немного непривычное отношение для современного общества, ведь принято считать, что у нас больше в правах ущемлены именно женщины, а не мужчины…
— На самом деле у отцов мизерное количество прав. Но я хочу начать с другого. Важно понимать, что институт брака уже фактически изжил себя. Или, по крайней мере, стал гораздо более шатким, чем еще 30-40 лет тому назад. Об этом говорит социология в очень многих странах. Более того, Украина и Россия в последние время – первые по количеству разводов в мире. В среднем по странам – 80% браков распадаются, в мегаполисах – около 90%.
— А на какой год семейной жизни чаще всего приходятся разводы?
— По той статистике, которую изучал я – на третий год. Но самое удивительное для меня другое. Я уже который год консультирую отцов в бракоразводных процессах и заметил, что женщины гораздо лучше оказываются подготовлены к разводам, чем мужчины. Для большинства мужчин заявление жены о намерении развестись – огромный  стресс. И в этом стрессовом состоянии отцы совершают несколько ошибок. Которые в будущем мешают им наладить отношения с ребенком.
— Например?
— Например – иногда мужчина пытается спасти брак, хотя его жена твердо намерена уйти. Все попытки уговорить, вернуть не работают. Это мой личный вывод, основанный на трех годах консультирования и изучении сотен дел, общении в наших пабликах. Стремление вернуть бывшую жену, умолить, просить прощения – к сожалению все это выглядит для некоторых женщин как немужское поведение. Дистанция в итоге только увеличивается.

Читайте также. Ребенку нужен отец, даже после развода

Вторая ошибка, которую допускают мужчины во время разводов: если они отдадут бывшей жене квартиру, машину, половину нажитого или больше, то им гарантированы спокойные отношения и равный доступ к ребенку.
— Как бы говорит : «Бери все, мне не жалко»….
— Да, вроде такого. «Я же мужик, я себе еще заработаю», — в таком стиле. Может быть это у кого-то и срабатывает. Но в тех случаях, которые я наблюдал, это бесполезно. Я знаю пример, когда бывшая жена отсудила около $0,5млн., отец оставил большую квартиру, платил по 20 000 гривен детям в месяц, но отношения после этого лучше не становились. Поэтому мой совет всем отцам, которые переживают развод – не спешить. Не принимать первое время никаких кардинальных решений. Просто подождать. Ведь, к сожалению, есть женщины, у которых цель развода исключительно материальная – отсудить себе половину собственности мужа.
— Разве каждая сторона не имеет право на половину всего, что, как сказано «было нажито совместной жизнью»?
— В нынешней практике иначе. Если одна из сторон докажет, что источником доходов был только кто-то один, то соотношение дележа может быть далеко не 50/50.
— А каким, например? 90/10?
— Да, если докажете, что источником дохода семьи были только ваши заработки. Но, повторюсь, не нужно спешить с таким вопросом как раздел имущества. Потому что у нормального отца цель после развода всегда одна – сохранить равный доступ к ребенку или детям. Зацикленность на материальной стороне развода часто уводит в сторону от этой цели. На первом этапе развода нужно не решать чья квартира, а обязательно сходить к психологу.
— На это я слышал такое возражение: зачем нормальному мужику ходить к психологу? Он что, больной? Или слабак, чтобы самому не справиться со своими проблемами?
— Все отцы после в процессе развода получают огромную психологическую рану. И консультирование опытного психолога очень важно. Особенно в первое время. Есть много стереотипов, которые мешают отцам выйти из этого стресса. Вроде того, что «от хороших мужиков не уходят» или самобичевания в стиле «раз у меня брак распался, значит. я не справился». Если причиной развода была измена, то тут травма мужчины еще сильнее.

Читайте также. Лучше расстаться? 

— Если причина развода – измена, то и разговор вроде короткий – раз у тебя есть другой, бери свои вещи и иди к нему, до свиданья.
— На моей практике я встречал очень мало мужчин, у которых хватает силы воли все так отрезать. Мало таких людей. Чаще всего новость о разводе или измене – как внезапный апперкот с последующим нокаутом. Многие очень долго приходят в себя. Именно поэтому я советую обратиться к психологу. Если у вас болит сердце, вы обращаетесь к кардиологу, никто этого не стесняется. Мой опыт говорит, что хороший психолог может вытянуть из стресса и реально помочь. Кроме того, важно получить поддержку близких людей, организовать себе какие-то более позитивные впечатления. В общем, выйти из стресса, чтобы принимать взвешенные решения. У нас, в «Батько має право» в социальных сетях есть несколько пабликов, где отцы общаются и получают поддержку от других, прошедших в жизни через свои разводы и стрессы. Я обычно всем, кто к нам обращается, советую: зарегистрируйся в нашем паблике, напиши свою историю и послушай, что тебе скажут. У нас только в Viber 250 человек. В ближайшее время мы сделаем еще и форум, там отцы тоже смогут получать консультации. И открываем свой канал в Telegram.

Участники организации «Батько має право» во время одной из своих акций возле здания суда

— Общение в социальных сетях – это хорошо. А есть помощь оф-лайн?

— Да, конечно. Расскажу один случай. Отец хотел увидеться со своим ребенком, пришел домой к своей бывшей жене, но его избил ее второй муж. Наши ребята собрались компанией и защитили его. Другой пример – участники нашей организации приходят на заседания судов и опекунских советов, чтобы хотя бы своим присутствием повлиять на справедливое решение. Чиновники боятся принимать решения открыто, наше присутствие влияет на них.

Но мой главный совет – любой ценой сохранить добрые отношения после развода. Если удалось достичь устной договоренности о графике встреч с ребенком или о том, что ребенок будет по очереди жить у мамы и папы – цените эту договоренность. Потому что пытаться доказать свое право на ребенка в суде – это потраченные годы и очень невысокий процент удачного для отцов исхода дела.

Читайте также. Пять правил общения с ребенком после развода

Если на момент подачи судебного иска с ребенком живет мать, то с вероятностью 90% я могу спрогнозировать, что вы ребенка не увидите как минимум два года. А может и три и четыре года, а может и всю оставшуюся жизнь. Я знаю очень много случаев когда отец приходил домой – а там ни его жены, ни ребенка. Матери фактически крадут ребенка.
— Тогда нужно обращаться в полицию с заявлением о пропаже или краже ребенка, разве не так?
— Проверено разными отцами много раз. Бесполезно. Полиция не будет искать вашего ребенка. Мать не считается преступницей в таком случае. Вам говорят, что это ваши семейные кофликты, вы их и решайте. Более того, если мать увезла ребенка и у вас остались плохие отношения с ней, то в будущем все развивается по самому худшему сценарию. Потом не дают отцу видеться с ребенком, попутно убеждая его в том, что его папа – моральный урод. Все психологи говорят, что в возрасте до 3-4-х лет ребенок принимает то отношение к миру, которое ему транслирует значимый для него родитель. Ребенок видит кто о нём заботится, и он подстраивается под это. Иногда отцы надеются на то, что у него были хорошие отношения с дочкой или сыном и ребенок все равно его запомнит. Это все не работает для малышей. Если ребенку 3-4 года, то за очень короткий период времени отсутствия отца, он забудет его. Максимум – два  месяца и к вам ребенок не подойдёт, это я вам даю 100%. Более того, если ребенок вырастает в среде, которая агрессивна к его отцу, то он к своему папе никогда не вернется.

— Почему вы решили так глубоко закопаться в эту тему?

— Потому что все о чем, я рассказываю, испытал на себе. Я женился поздно, после 30-ти, семья стала для меня опорой, я очень любил и жену и дочку. Много времени проводил с ребенком. Со мной произошло то, что я потом много раз встречал в историях других отцов. Пришел домой – ни жены, ни дочки. И где они – не известно. Огромное количество времени ушло на то, что попытаться вернуть себе ребенка или хотя бы добиться права видеться с ним. Я создал гражданское объединение, которое выступает за равенство прав родителей. Потому что ребенок  рождается уже с правами, и должен общаться и с мамой и  с папой. Никакие конфликты взрослых людей не должны касаться его детства.
Ведь жизнь тяжелая штука.. И у выросшего малыша должно быть место в душе, с приятными длинными вечерами, игрой  в снежки, со сказками,  сбывшимися просьбами к Деду  Морозу, родительскими поцелуями верой в то что он самый-самый. Ребенок будет возвращаться к этому всю свою жизнь и сможет найти в себе силы выжить в самых нелегких испытаниях.

Александр Швец с дочерью

Я все-таки получил решение опекунского совета, определяющего место жительства ребенка с отцом. Но подобные решения – большая редкость для опекунских советов.

— И вам вернули ребенка?

— Нет
— Почему?
— Потому что мать просто не выполняла решение опекунского совета.
— Тогда логично обращаться в исполнительную службу, правильно?
— Я так и сделал. Исполнительная служба отказала мне. Я подал в суд на саму исполнительную службу. В итоге Высший административный суд Украины постановил, что решение опекунского совета не является распорядительным документом. Поэтому я пошел дальше – в Европейский суд по правам человека.
— Но вы же сами говорите, что договориться лучше, чем судиться. Вы пытались созвониться со своей женой, договориться с ней?
— Пытался. В моем случае это не помогло. В любой сфере отношений бывают затяжные конфликты – и в бизнесе, и в политике, и в бывших семьях. Я столкнулся еще и с тем, что моя бывшая жена, насколько я подозреваю, смогла найти очень высокие связи, чтобы настроить против меня многих чиновников.
— Вы так и не видите дочку?
—  Нет, не вижу.
— И вы не знаете где она сейчас находится?
— Я предполагаю.
— Так можно ведь приехать к бывшей, попробовать договориться? «Дорогая, давай забудем обиды, я просто хочу иногда видеть ребенка»
Это не работает. У кого-то возможно это работает. Я всегда призываю договариваться. Но для меня это было бесполезно. Более того, каждый раз, когда я приезжал к ребенку, бывшая жена обращалась в полицию и против меня открывали уголовное производство.
— На основании чего?
— К примеру — по 125-й статье. Он называется «Лёгкие телесные повреждения». Женщина наносит себе какие-то легкие раны, пишет заявление о том, что ее бил бывший муж, когда пришел увидеться с ребенком. А более чем в половине случаев скандальных разводов бывшие жены заявляют, что отец сексуально домогался малолетнюю дочь.
— Ого! Почему же таких отцов не садят?
— Потому что никто детей не домогался. Для матери ребенка такое заявление – стопроцентная гарантия, что суд или органы опеки оставят ребенка с ней.
— В таком случае отцы должны подавать в суд за клевету, это тоже статья
— Не в суд, а в ювенальную полицию. Это тоже пройденный этап. Они такие заявления просто игнорируют. Я вам расскажу свой случай. Приходит моя бывшая жена в органы опеки, ее спрашивают: “Почему вы даете отцу встречаться с ребенком?» А она отвечает: “Он меня убить хочет”. И в качестве доказательства показывает СМС-сообщения с угрозами, якобы от меня. Меня в итоге вызывают в полицию, требуют написать объяснение. Я отказываюсь, говорю, открывайте против меня уголовное дело и пусть кибер-полиция проверит откуда приходили смс. С моего телефона или с сайта, который она дома у себя открыла, сочинила сообщения — чтобы показать меня монстром. Если это не так, тогда вы привлекайте  мою бывшую жену к ответственности за клевету. И мне ответили: “Никто этого делать не будет”.

Читайте также. Права мужчины после развода

По моим наблюдениям, самое главное после развода – успокоится и запланировать все детально и подробно, как люди планируют свой бизнес. Не жалеть о распавшейся семье и несбывшихся надеждах, а постараться ответить на простые, но важные житейские вопросы. Где буду жить я? С кем будут жить дети? В какую школу они будут ходить или в какой садик? Как я буду с ними видеться? Или будут они жить со мной, как я этого добьюсь? Проблема в том, что часто после разводы отцы мало думают о детях, срываются на эмоции. А любой скандал – это проигрыш для разведенного отца.

Если у вас были хорошие отношения с тестем или тещей – забудьте об этом и не рассчитывайте на это. Они всегда будут на стороне вашей бывшей жены. Если вам удалось сохранить теплые отношения – это замечательно, они могут пригодится вам в будущем. Но не стройте иллюзии о том, что родственники жены вам помогут.

Большинство из отцов, которые обращаются к нам, хотят добиться права регулярно видеться с ребенком. Очень редко кто хочет, чтобы ребенок жил с ним. К примеру – через день или два или по выходным. Или неделя у мамы – неделя у папы. Но на такие вещи суды и опекунские советы почти всегда отказывают.
— Почему так происходит?
— По нашим оценкам, в большинстве опекунских советов женщин – от 70% до 90%. И многие из них крайне предубежденно относятся к отцам. И судьи часто тоже женщины, которые тоже не считают мужчин опорой ребенка.
— То есть в опекунских советах шансов для отцов нет?
— Все зависит от того чего вы хотите добиться. Если вы просите право встречаться с ребенком два  или три часа в неделю или даже полдня в неделю, вам разрешат. Но если вам нужен день или два в неделю – скорее всего откажут. За все время практики у нас был только один случай, когда органы опеки дали решение: неделя с папой, неделя с мамой. Это первое такое решение в Украине, и мы очень много усилий приложили чтобы его добиться. Другой график, который мы хотим распространить как возможное решение для органов опеки — день через день с ребенком, выходные через выходные, половина каникул. И сделать это нормой. Мы хотим обучить отцов как это сделать. Потому что выбивать решения можно, но это очень сложно.

Беседовал Влад Головин

Читайте также. Помогай, извинись, общайся