Детский рисунок, который перевернул жизнь отца

Доктор Гери Росберг — известный в США консультант по семейным вопросам, автор множества книг, счастливый отец двух дочерей и дед семерых внуков. Но таким позитивным он был не всегда.

Я сидел в своем любимом кресле и перечитывал проект диссертации, как тут меня резко оторвала дочка:
— Папа, хочешь посмотреть мой рисунок нашей семьи?
— Доченька, папа сейчас занят, давай чуть позже, — через 10 минут она пришла снова.
— Папа, давай я тебе покажу рисунок нашей семьи! — Я уже начал терять терпение:
— Доченька, я занят сейчас, давай потом.

Но еще через три минуты она снова ворвалась в мой кабинет и грозным голосом спросила:
— Так ты будешь смотреть на рисунок или нет?
— Нет, —   ответил я, — не буду, — только после она ушла и оставила меня в покое. Но покой этот был каким-то призрачным. На самом деле я чувствовал себя полным мудаком.
Я вышел из кабинета и позвал дочку:
— Сара, вернись на минутку, папа хочет посмотреть на твой рисунок.
Она вернулась и положила свое произведение на крышку моего ноутбука. Большими буквами на листе было написано «Наша семья».
— Расскажи мне о рисунке, — попросил я.
— Вот мама (стройная фигура с желтыми волосами), вот я рядом с мамой, вот наша собачка, а вот Мисси (младшая сестра, которая почему-то на рисунке была раза в три больше дома).
— Это замечательный рисунок, милая. Я повешу его в гостиной, чтобы видеть его каждый раз, когда я возвращаюсь с работы.

Дочка вернулась играть, я вернулся к своим книгам. Но никак не мог сосредоточиться. Перечитывал один и то же абзац и все равно ничего не понимал.
Что-то не давало мне сосредоточиться.
Что-то в картине Сары.
Там чего-то не хватало.

Я снова позвал ее.
— Сара, доченька, подойди к папе, я хочу у тебя спросить кое-что о твоем рисунке, — она вернулась и посмотрела на меня. Я до сих пор помню этот взгляд и всю эту сцену до мельчайших деталей — ее раскрасневшиеся от беготни щеки, ее смешная кукла под мышкой. Я задал ей вопрос, хотя боялся услышать ответ:
— Доченька, тут на рисунке у тебя и мама и ты, и сестра и собака, и дом и солнце, и белки и деревья, а где же папа?
— А ты у себя в кабинете, — сказала она.  И этим простым ответом моя маленькая принцесса перевернула все в моей жизни. Время как будто остановилось. Я откинулся в кресле и попытался немного успокоиться — сердце слишком уж сильно  стало колотиться. Даже сейчас, когда я набираю этот текст, я все еще чувствую весь ужас того момента.

Росберг добавил свой опыт отношений с ребенком в книгу Кери Кейси. Гид изменений для каждого отца

Я повесил картину в гостиной — как и обещал дочке. И несколько недель пока я готовился к защите диссертации, я смотрел дома на этот рисунок. У меня не хватало духу обсудить это с женой. И удивительным образом она не спрашивала меня. В конце концов я защитился. Теперь я не просто Росберг, а «доктор Росберг». Но меня это уже как-то не особо радовало.  Как-то вечером я все-таки решил обсудить этот случай с женой.

— Барбара, ты же видела этот рисунок, почему ты ничего не говоришь об этом?
— Я знала как это сильно ранило тебя, — ответила она. Тогда я задал, наверное, самый трудный для меня вопрос:
— Барбара, я хочу вернуться. Как ты думаешь, я смогу? — двадцать секунд молчания казались мне вечностью.
— Гари, — начала она очень мягко, — и я, и девочки, мы все очень любим тебя. Мы очень хотим, чтобы ты вернулся. Но ты как будто не  жил с нами много лет и я чувствовала себя одна. — В ее словах был не упрек, а только боль. Дочка нарисовала картину, жена сказала это словами — я считал, что семья может быть «на автопилоте». И мне теперь нужно пройти долгий путь, чтобы вернуть себе нормальные отношения с женой и детьми.

Следующие два года я всеми силами пытался быть в семье. Играл с дочками во все возможные игры, приглашал жену на свидания, в общем, старался, как умел. И только через два года я получил самый дорогой подарок — новый рисунок семьи. Рисунок, на котором я был в центре. Теперь он висит у меня в офисе. Я прожил историю воссоединения  семьи благодаря благородству трех самых дорогих женщин в моей жизни. Вы, наверное, все слышали о блудном сыне из Библии. Сыне, который бросил отца и скитался на чужбине, но был прощен и принят отцом. В моем случае я был заблудшим — не сыном, но отцом.

Возвращайтесь домой, отцы. Жизнь коротка.

Отрывок из книги “21 day dad’s challenge”, Carey Casey

Читайте также. Президент, который успевал быть отцом