Отец – это скала. Мэттью Макконахи об отцовстве

Matthew-McConaughey

Американский  актер Мэтью Макконахи души не чает в своих трех детях и сходит с ума по своей красавице-жене Камиле Алвес, модели и телеведущей. Однако так было не всегда.

Поначалу, до встречи с Камилой Алвес, которая родила ему троих детей, МакКонахи славился бурными романами с партнершами по съемочной площадке – Пенелопой Крус, Патрицией Аркетт, Кейт Хадсон, Эшли Джадд, Сандрой Баллок. Образ ловеласа годами закреплялся за актером еще и благодаря съемкам в романтических комедиях. Однако во втором десятилетии XXI века Макконахи перешел к крупным драматическим ролям, удостоившись ряда наград и положительных отзывов от кинопрессы за картины «Линкольн для адвоката», «Мад», «Киллер Джо», «Супер Майк», «Интерстеллар», «Далласский клуб покупателей» и сериалу «Настоящий детектив». Вместе с крутым изменением актерской карьеры произошли и коренные изменения в его взглядах на личную жизнь. Он остепенился, обзавелся женой и детьми, да и вообще стал образцовым семьянином. Сегодня он с удовольствием делится секретами семейного счастья, при этом не забывая подчеркивать, что великолепное чувство юмора и по-мужски пробивной характер он унаследовал от своих родителей.

В один прекрасный день я сказал себе: все, больше не хочу свободы любой ценой – мне нужна стабильность, семья.

Раньше я был неисправимым эгоистом: жил так, как мне хотелось, ни на кого не обращал внимания. Вдруг у меня появилась жена, ребенок, а стало быть – семья.

Matthew McConaughey and Vida Alves
Мэттью Макконахи и его дочь Вида Алвес

Я всегда мечтал стать отцом. Но ждал подходящий момент и ту самую женщину. Убежден: рождение ребенка — величайшее чудо. А у меня их уже трое. Кроме того, от детей есть и польза. Благодаря им у меня по-прежнему свежее восприятие мира, ведь у малышей все происходит впервые.

Что действительно сложно, когда ждешь ребенка, – выслушивать тонны советов от людей, у которых вы ничего не спрашивали.

Для детей отец должен быть скалой, за которой они – и они это знают – всегда могут укрыться. В раннем детстве они должны просто жить под скалой, о которую разбиваются все атаки жизни. А потом от этой скалы должны откалываться камешки, открывающие им все больше неба, все больше жизненного пространства… Родительская скала не должна стать препятствием для ребенка. Не должна заслонять от него жизнь.

Мои дети знают разницу между реальностью и кино. И также понимают, что папа может быть в двух местах одновременно – на кухне и на экране телевизора. Когда-то это повергло их в шок…

Мне нравится быть отцом: моя жизнь вдруг стала интересней моей работы. 

Мне не хочется самому слетать в космос, как герою «Интерстеллара». У меня семья, я не могу позволить себе рисковать или быть подопытным кроликом. Я бы сначала выяснил, сколько мне придется пробыть в космосе и нельзя ли взять туда жену с детьми.

Если бы люди были цифрами, семья была бы общим знаменателем.

Я считаю, что родители не должны из-за ребенка отказываться от всего. Мы с женой, как и прежде, устраиваем вечеринки, занимаемся любимыми делами.

Когда живешь один, ты можешь собраться в Африку за десять часов. Сейчас для меня это невозможно. Но дети не отнимают у тебя возможности путешествовать. Посмотрите на моих. У них все паспорта во въездных штампах.

Мэттью Дэвид Макконахи, его жена Камила Алвес и их трое детей Леви, Вида и Ливингстон
Мэттью Дэвид Макконахи, его жена Камила Алвес и их трое детей Леви, Вида и Ливингстон

Я люблю гулять с детьми. Дорогу, по которой ты прошел уже сто раз, они способны сделать для тебя новой.

Дети задают множество вопросов, и ответить я могу почти на все. Вот разве что недавно подошла ко мне дочь и говорит: «Папа, а почему у тебя шея длинная, как у жирафа?»

Причина, по которой я согласился озвучивать мультфильмы, довольно банальна: очень хотелось, чтобы дети смогли посмотреть хоть какой-то мой фильм. Несложно догадаться, что из последних папиных картин они не видели ни одной. Так появились «Кубо. Легенда о самурае» и «Зверопой»… Ну, я им не говорил, что озвучивал «Кубо». Когда мы вместе стали его смотреть, дети сказали: «Папа, голос этого жука очень похож на твой». Помню, что сделал вид, будто не понимаю, о чем речь. А потом признался, и, мне кажется, они были очень счастливы!

Читайте также. Джуд Лоу: «Я – ненормальный папаша»

Брак – это как дружба – другу стараешься не причинять неприятностей. И что-то приятное делать вместе. Скажем, по субботам мы с детьми готовим вместе завтрак. А потом возвращаемся в постель для разговоров. И эти завтраки для меня – самое приятное в так называемом воспитании. По-моему, это лучшее воспитание – когда мы чувствуем: мы действительно вместе, наши жизни неразделимы. И я правда считаю, что взаимная терпимость и преданность – это сексуально. Что и отличает брак от дружбы!

Matthew McConaughey and Camila Alves
Мэттью Дэвид Макконахи и его жена Камила Алвес

Камила практически заставила меня на ней жениться. Сказала мне то же самое, что говорит детям: «Давай, парень. Или делай свои дела, или слезай с горшка». Я сделаю все возможное, чтобы мы прожили вместе всю жизнь. Знаете, мой отец задолго до смерти начал говорить, что умрет, занимаясь любовью со своей женой. Так оно и случилось. Сердечный приступ. Если смерть вообще можно назвать хорошей, эта – самая лучшая. Очень хотелось бы думать, что мне суждена такая же. Я буду над этим работать»

Камила – чудесная мать моих детей и женщина всей моей жизни. Она первая, с кем я делюсь своими идеями: ее одобрение или критика – для меня решающий аргумент в том, браться за дело или нет. Всегда советуюсь с ней во время работы над ролью: описываю своего героя и очень внимательно слушаю, что она говорит. Жена умеет не только задавать правильные вопросы, но и всегда делает очень ценные замечания.

Мне нравится, что у Камиллы есть чувство собственного достоинства, что она понимает меня с полуслова; нравится, как она относится к семейным ценностям, что уважает меня, но не просит при этом ничего взамен, что не пытается что-то строить из себя.

Куда бы я ни отправился работать, Камила и дети приезжают ко мне и помогают от всего отвлечься. Я стараюсь проводить с ними как можно больше времени.

Мэтью Макконахи с матерью Мэри Кэтлин
Мэтью Макконахи с матерью Мэри Кэтлин
Мои родители… О, это удивительные люди. Они разводились два раза! Два! И дважды вновь соединялись! А я, младший из трех их сыновей, – даже не знал, что они разводились. Я каждый раз думал, что мама уехала в длинный отпуск. Что она задерживается. А потом мама возвращалась и говорила, что живет у тети, потому что тете нужна зачем-то там какая-то поддержка. И если бы родители вновь не женились, а остались бы в разводе, я бы все равно вырос с чувством нерушимости моего мира. Понимаете, они были той скалой, которая защищала меня. При всех обстоятельствах.

Мой отец всегда жил полной жизнью. И мне очень нравятся такие люди. Смею надеяться, я сам такой. И потому мне очень приятно, когда кто-то говорит, что я похож на папу. Стараюсь смотреть в будущее с оптимизмом и быть благодарным за то, что имею. Есть вещи, которых мне удалось добиться собственным трудом, а где-то просто очень повезло. Но в нашей семье не любят драматизировать, мы предпочитаем заниматься делом, идти вперед.

Мой отец был в некотором роде авантюристом. Возил меня по всему Техасу, пытаясь собрать деньги с должников, общался с очень странными людьми. Однажды перед Рождеством – мне тогда было 17 лет – мы поехали за подарками. Оказались у заброшенного торгового центра, забитого мусором и осколками стекол. Он вышел из машины, сказав, что встретится с «Джоном из Чикаго». Я видел, как какой-то парень отдал ему что-то – толком разглядеть не получилось, папа расплатился, вернулся в машину и велел положить полученный сверток в бардачок. Внутри оказались часы. «Господи, это же настоящий «Ролекс» за $22 000, а я только что купил его за $3000!» Конечно, потом выяснилось, что они были не настоящие и не стоили даже трехсот баксов… Но мой старик принадлежал к тому типу людей, которые хотели иметь дело только с симпатичными весельчаками, даже если они на деле потом оказывались мошенниками.

Каждый раз, когда мама уходила из дома, папа говорил нам, что она поехала в отпуск. Наверное, родители знали, что рано или поздно снова будут вместе. И думали: «Зачем лишний раз волновать детей?» Их любовь дышала яростью, в ней не было игры или кокетства. Они любили друг друга не так, как показывают в романтических комедиях, где мужчина после ссоры всегда приползает к женщине на четвереньках со словами, что он без нее никто. Да кому нужен такой мужчина? Настоящее мужество в том, чтобы признать свои ошибки, не теряя достоинства. Так вели себя мои родители, так стараюсь вести себя я. Я воспитан на настоящей любви, а не на сладких слюнях. Только хардкор! Драма! Страсть! Брр!

Я уверен, что мои родители никогда не лгали мне. Они просто не разрушали правдой. И потом… Они любили друг друга. Даже разводясь, они знали, что любят. Это-то и было правдой, которую я чувствовал. Это и была та правда, которая сохраняла тогда мой мир.

Camila Alves, Levi McConaughey, Livingston McConaughey and Vida McConaughey
Мэттью Дэвид Макконахи, его жена Камила Алвес и их трое детей Леви, Вида и Ливингстон

У каждого из нас есть собственная частота, на которой все получается. У меня, моей жены, родителей, детей, у всех нас. Главное – обнаружить ее и далее не сбиваться с курса.

Я не хочу просто существовать. Я хочу развиваться. Как мужчина, как человек, как любовник, как отец.

Читайте также. Правила отцовства: Метод Смита