Три книги от мужчин-воспитателей

Маст-рид для родителей от Марины Федотовой, матери двух мальчиков, автора блога www.mamaznaet.org

Я искренне считаю, что есть сферы, в которых мужчины выглядят и действуют естественней женщин. Кулинария, скажем. Или парикмахерское искусство. И, как ни странно, воспитание детей. Да-да, мы, мамы, больше склоняемся к толерантным и многоуровневым психологическим трудам психологов-женщин. Но, если закрыть глаза на все сантименты и рефлексии, суть, смысл и самое главное зерно воспитательного процесса я нахожу у авторов-мужчин.

«Педагогика для всех». Симон Соловейчик 3f959 Я читала эту книгу вслух супругу во время последнего перед рождением нашего первенца путешествия по Европе. То ли наш мозг еще не был перегружен всеми родительскими заботами, то ли умиротворяющие альпийские пейзажи так подействовали, но мысль о том, что «воспитание — это научение свободе, научение самоосвобождению», легла на благодатную почву. С тех пор я именно так воспринимаю это слово, это понятие — «воспитание». Ребенок – Человек, Личность, отдельная от тебя, со своими желаниями, мечтами. Мы часто рисуем в своем воображении образ Идеального сына или дочки и пытаемся подогнать своих отпрысков под эти вожделенные рамки. Но бывают ли идеальные люди? То-то же… Воспринимать ребенка как самостоятельную единицу, уважать его, любить и в желании изменить его начинать менять, прежде всего, себя – это и есть родительство. Мы воспитываем не детей, – мы воспитываем себя – эту концепцию очень ярко и доходчиво и описывает публицист, педагог, философ Соловейчик на примере отношений со своим младшим сыном Матвеем. Опуская все «советские» лозунги и пропаганду, могу сказать, что эта книга произвела на меня самое сильное впечатление и осела на подкорке глубоко и надолго.

Читайте также. Маст-рид для отцов

1000235230«Взращенные с любовью» Синити Судзуки. Если быть точной, японский скрипач и преподаватель назвал свой мануал «Взращенные с любовью. Классический подход к воспитанию талантов». В лаконичной и доходчивой форме на примере обучения игре на скрипке музыкант поясняет, как можно раскрыть в человеке талант. Я называю это произведение облегченной версией книги китаянки Эми Чуа «Боевой гимн матери-тигрицы». Особо впечатлительным и мягкотелым Чуа лучше не читать, а вот Судзуки – самое то.

Дети подрастают, мы задумываемся о том, к чему они склонны, об их талантах и способностях. Но Судзуки, стоящий за плечами сотен незаурядных скрипачей, как будто красным шрифтом проводит сквозь свою книгу мысль, что «талантами не рождаются. Каждый ребенок может развить в себе способность путем постоянной тренировки».

Скрипка – пожалуй, самый сложный в освоении музыкальный инструмент. Чтобы ее обуздать, необходим идеальный слух, проворные пальцы, грация и небывалая сосредоточенность. Этот инструмент, точнее, обучение игре на скрипке – на мой взгляд, отменный опосредованный способ воспитания: силы духа, воли, концентрации. Мой супруг в отрочестве занимался, но в порыве юношеского максимализма буквально разнес инструмент в щепки. Надеюсь, сыновьям достался его идеальный слух. А все остальное мы воспитаем. «Любые способности можно развить в человеке при наличии двух составляющих: большой практики и практики в нужном направлении», — утверждает Судзуки. Когда старшему исполнится три, мы отведем его на прослушивание в класс скрипки.

«Без ума от шторма» Норман Оллестад. 1409327857_27Если два произведения Соловейчика и Судзуки можно отнести к разряду педагогической литературы, то воспоминания американца Оллестада – это не просто художественная проза, а основанный на реальных событиях роман. Одиннадцатилетним мальчиком он попал в авиакатастрофу со своим папой и его подругой. И выжил. Один. Все благодаря своему «суровому, дикому и восхитительно непредсказуемому отцу», который заставлял сына заниматься серфингом, лыжным спортом, хоккеем. Через его «не хочу», исподтишка Оллестад-старший лелеял в мальчике волю к победе, которая и спасла в итоге ему жизнь. Отец научил Нормана оставаться спокойным в разгар бури. Дал ему залог трезвого ума и холодного сердца в любой непредсказуемой ситуации.

Первым эту книгу прочел мой супруг – на момент ее покупки я была поглощена заботами о новорожденном первенце. Сама же я буквально запоем проглотила роман, когда полгода исполнилось уже нашему второму сыну. И мне стало ясно, почему муж воспитывает наших мальчиков именно так, как это происходит. Следует ли он линии, выбранной отцом главного героя «Шторма», или же это естественный, сугубо мужской подход, я так и не смогла определить. Но знаю одно: в «суровых» условиях детства он пробуждает в наших сыновьях волю к победе.

Эти книги – произведения мужчин, отцов, сыновей своих отцов. И оттого мне кажется, что все они заслуживают прочтения каждым папой. Не говоря уже о мамах. У нас – иной склад ума, сердца, души. Нейропсихологи, авторы исследования «Мальчики и девочки: два разных мира», доказывают, что женщины (мама, бабушка, няня, воспитательница в детсаду, преподавательница в школе), увы, не способны вырастить настоящего мужчину.

Но это – уже другая книга, о которой – в другой раз.

Фото — Норман Оллестад на спине у отца. 1968 год, пляж Топанга