Отстранённый отец всегда приводит к проблемам в семье

Куда деваются отцы? Почему растет количество разводов и одиноких матерей? Мы в Отцовском клубе продолжаем серию интервью с практикующими психологами. В этот раз мы побеседовали с психотерапевтом Аленой Филипповой.

— Если сравнивать статистику с 1991 годом, у нас в Украине вдвое больше матерей-одиночек. Чем вы это объясняете?

— Фактически мы говорим о ситуации, когда мужчина отказывается от роли отца. Дело в том, что в современной культуре отсутствует представление о том, какова роль отца. Как быть матерью – это все более-менее знают, образ матери выдержал испытание временем. Попросите человека описать идеальную мать – он легко это сделает. Скорее всего, мы услышим, что она заботливая, добрая, чуткая, вникающая в потребности ребенка.

А если попросить описать образ идеального отца? В своей практике на такой вопрос я слышу длительное молчание.

Люди вспоминают, начинают описывать образ: отец чаще всего похож на миллионера, супер-героя, спортсмена. Но этот образ придуман. Человек описывает все то, чего ему не хватало в детстве.

— Почему так?

— Долгие десятилетия взрослеющим мальчикам некому было вложить представление о роли отца. Войны, репрессии – все это физически уничтожило часть мужского населения. Еще более-менее понятно как быть мужчиной – чего-то добиться, занять какую-то социальную нишу, хорошо зарабатывать, быть кормильцем семьи. Как быть отцом – это вопрос. Как передавать свой социальный опыт? В каком возрасте, в какой форме, о чем говорить с детьми? Повозиться с ними, поиграть с ними в футбол? Да, но это еще не все воспитание.

Психотерапевт Алена Филлипова
Психотерапевт Алена Филлипова

— Тогда опишите вы идеального отца

— В патриархальной семье мужчина – глава, он наставляет детей, передает им свои представления о законе и морали, порядке, он имеет право наказывать, принимать судьбоносные решения. Со временем ситуация кардинально изменилась. В наше время мужчина, приходя домой сталкивается с тем, что женщина более компетентна во многих бытовых вопросах. Постепенно женщины оттесняли своих мужей от роли патриарха. Кто-то делал это агрессивно, кто-то мягко. Во многих семьях есть как бы негласный договор:   тебе — работа, мне – домашние дела. Проблема в том, что таким образом женщина сама снижает вовлеченность отца в жизнь семьи.

Есть еще одна причина непонятной роли мужчины в воспитании детей. За время СССР родители имели возможность переложить на государственные структуры значительную часть забот о детях. Это и ясли, и детские садики и пионерские лагеря. Зачем быть отцом или матерью, если многие семьи тогда привыкли, что государство берет на себя функции воспитателя. Поэтому сегодня часто приходится слышать: я хочу быть папой, но я понятия не имею — как им быть. Папы «включаются» когда ребенок уже подрос и с ним интересно играть, либо жены их вовлекают в заботы о младенце и т.д. Но здесь все равно мужчина остается на вторых ролях.

— Но детские сады, ясли, война, репрессии объясняют кризис семьи в советские времена, почему же тогда именно после распада СССР все больше мужчин, отказывающихся быть отцами?

— Количество рано или поздно переходит в качество. Именно после войны все оставшиеся в живых мужчины были заняты восстановлением страны, а дети в значительной степени отошли в сферу забот государства и матерей. Поколение, выросшие после войны, демонстрирует последствия этой безотцовщины.

Откуда мужчины могли узнать о роли отца? Журналы и газеты, телевидение, партия и правительство об этом не говорили. Примеров от предыдущих поколений было катастрофически мало.

Отец – это закон и порядок, это социальные нормы, он формирует представления о том, в каком обществе живет ребенок, он вводит его за руку в это общество, учит его правилам коммуникации – как ладить с людьми, как решать конфликты, как достигать своих целей, что такое добро и что такое зло. Мама выполняет похожие функции, но именно отцу принадлежит роль законодателя. Лучше всего, если мама – источник поощрения, а папа – источник правил. Если отец твердо и спокойно говорит: сейчас все ложатся спать, то обычно дети воспринимают это совсем не так, когда эти же слова звучат от матери. А мамы они будут выпрашивать время еще поиграть, посмотреть мультик, а с папой договориться куда труднее.

— Американский писатель Джон Элдридж разработал собственную теорию прохождения мужчиной нескольких возрастов инициации. А в психологии есть подобные теории? Как мужчина проходит этапы своего взросления?

— Об этом лучше всего говорить на примере так называемого кризиса среднего возраста. Для начала я хочу дать определение. Кризис – это любые поворотные моменты в жизни человека или его семьи: поступление в ВУЗ, женитьба, рождение детей, смерть кого-то из родственников, переезд, список может быть долгим. Это не хорошо и не плохо, это момент перестройки системы семьи и системы человека самого. Кризис – это когда нужно добавлять, так сказать внутренние шарниры, то есть навыки или поправлять те, которые уже приобретены. В любом случае нужно что-то менять. Наиболее детально описан кризис среднего возраста.

— Это после 30-ти и до 40-ка? Или когда?

— Здесь нет четких рамок. Это период начала зрелости, когда человек задается вопросом: что есть в моей жизни, чего я достиг и куда мне дальше двигаться? Кризис наступает в том случае, если человек не может найти ответы на эти вопросы.

Внутри каждого мужчины есть Александр Македонский, который несет социальную задачу – поменять лицо этого мира, воздействовать на цивилизацию.

И если эта внутренняя потребность не стимулируется, если он не может быть полезным в этом мире, то где-то к периоду зрелости этот внутренний Македонский задаст ему вопросы. Где моя армия, где мой конь, почему у меня ржавый меч? Поэтому кризис среднего возраста переживается как потеря смысла, как трагедия, как внутренний катаклизм. Внешне это выглядит, как резкие попытки что-то изменить – работу, жену, 25-ю любовницу, хобби. Или мужчина едет путешествовать, или ударяется во все тяжкие и начинает пробовать наркотики. Или наоборот начинает искать в себе новые таланты, покупает гитару, ролики. В общем, он ищет смысл.

Следующее серьезное испытание – принятие старения. Нужно уметь спокойно принять процесс угасания. Старость может быть этапом мудрости и собирания плодов своей жизни или старость может быть просто периодом угасания и упадка, когда человек осознает, что рядом – ворчливая жена, воспитать детей он не смог и как в том анекдоте – как-то и воды не хочется. Такой кризис может сопровождаться депрессией, болезнями и всякими печалями.

— Но это мы говорим о более взрослых этапах. А каким образом отец дает понять своему сыну, что он будущий мужчина? Он же не будет читать ему нотации о том, как нужно уметь постоять за себя или ухаживать за девушкой или зарабатывать деньги?

— В идеале отец всегда сопровождает сына, во всех этапах его взросления. Он радуется тому, что сын пошел в первый класс или что он хорошо закончил третий класс, или он учит его плавать или просто хвалит за то, что сын научился чему-то. В советские времена была инициация – принятие в октябрята, пионеры, комсомольцы, то есть переход к более взрослой и статусной группе. Отец всегда помогает.

aliona

— Часто ли вы во время консультирования своих клиентов сталкивались с тем, что многие их психологические проблемы от безотцовщины?

— Отстраненный мужчина всегда приводит к проблемам в семье. Люди, которые приходят на консультацию, как правило, имели какие-то проблемы в детстве. Даже когда они считают свое детство вполне счастливым, впоследствии оказывается, что это такая защитная реакция. Отстраненность отца создает внутренний дефицит в человеке. Дефицит поддержки и опоры. Нет опыта опираться на кого-то, получать поддержку или отклик на свои потребности – все потому что папа был недостаточно опорным. Что дальше с этим человеком делать? Он может всю жизнь искать насыщения этой своей потребности, либо обвинять других в том, что они ее не дают. Либо самому не давать этой поддержки, либо слишком сильно оказывать эту поддержку. То есть будут какие-то искажения. Поэтому папы нужны. Мамы тоже. Родители нужны. Бывают случаи – приводят ребенка, которому уже три года и он не говорит. Почему так? Вроде бы мама с ним дома всегда. Но дело в том, что она много говорит по телефону и почти не общается с ним лицом к лицу, и он не считывает артикуляцию. Поэтому нужны оба родителя – и оба увлеченные своей ролью родителя. Отцы и матери, которым хочется прожить жизнь вместе со своими детьми, а не просто сдать его в школу или в садик побыстрее, как в камеру хранения.

Часто приходят родители с жалобами на поведение ребенка.

Почти всегда выясняется, что плохое поведение и непослушание – это для ребенка способ призвать в жизнь отца.

Он как бы говорит: приди и научи меня правилам жизни в этом мире. В любой такой семье можно отыскать недостаток участия папы. Это касается не только разведенных семей. Жалобами на поведение он зовет папу – приди и включись.

Вот пример. Папа много работает, мама сидит дома, есть девочка 10-ти лет, она практически не видит папу. Когда отец бывает дома, он всецело занят младшим ребенком – маленьким сыном. Он играет с ним, ему не интересна дочь. И сам того не понимая, он оказывает ей массу пренебрежения. Он проводит время с сыном, ездит с ним на выходных куда-то гулять и никак не реагирует на девочку. В итоге они пришли к психотерапевту с жалобой – девочка у папы из кошелька ворует деньги. Она пытается монетизировать внимание, он превращает в деньги то, что он не хочет ей дать. Ребенок не может объяснить, зачем он это делает. Есть две особенности – только у папы и только крупные суммы. Это на секретном уровне как послание: папа, заметь! На вопрос что она делает на эти деньги выясняется, что она покупает себе конфет, то есть покупает себе радость – то, чего ей не дает папа.

— Чем вы объясняете то, что мужчины реже обращается к психологической консультации, чем женщины?

— В Советском союзе не было двух вещей – секса и психотерапии. Нет позитивного стереотипа психиатра. Для наших людей психиатр – это что-то мрачное, черное и опасное. К психологу боятся идти, думают, что это что-то страшное и болезненное. А кто такой психотерапевт люди редко представляют. А психолог – это вроде бы как только «поговорить». Зачем мужчине «говорить» о чем-то с чужим человеком, если он может поговорить в баре с другом? Если мне не с кем обсудить какой-то важный вопрос, то я сам поговорю в баре сам с собой – вот такое бытует представление. Нет понимания того, зачем нужен семейный психолог. Это не только специалист, который может увидеть проблему со стороны. Более того, он обладает какими-то техниками и знаниями, умениями. Это же не для «поговорить». Это трансформация. Трансформация проблемы в решение. Конфликта – в выход. Если есть дефицит, то можно найти, как его восполнить.