Александр Пикалов: «У нас в семье никто серьезно не разговаривает»

Актер и автор студии «95-й квартал» Александр Пикалов не любит слова «папа». Для своего 12-летнего сына Миши он скорее батя. Пикалов-старший учит сына кататься на мотоцикле, писать стендапы, взрывать петарды и любой ценой достигать успеха в жизни. И боится только одного – чтобы сын не вырос «беспомощным мажором». Для «Отцовского клуба» он рассказал как воспитывали его и как он воспитывает своего Мишаню.

Я вырос жестоком городе Криводеженейро (Кривой Рог — ред.), в тесной квартире, где на 50 кв.м. жило три семьи. В этом городе с неба падали куски металла, как мы иногда шутим про его кошмарную экологию. А если серьезно — 90% молодежи болело астмой, но при этом постоянно курили и пили портвейн. Я сам начал курить лет в 12-13 и фактически воспитывался на улице. Поэтому я не очень люблю вспоминать о своем детстве.

И поэтому мне очень трудно понять людей, которые с ностальгией вспоминают Советский Союз. Я уже подростком был антисоветчиком, меня тянуло в рок-культуру. Единственное – что было тогда хорошего – это мои родители, и живые бабушки и дедушки. А так даже вспоминать не хочется. Я хочу больше жить сейчас, а не думать о прошлом.

Иногда родители проводят воспитательные беседы с подростками. К примеру – с теми, кто начал курить. Но слова в таком случае будут бесполезны. Нужно показывать последствия. Сына одного своего знакомого я повел в морг – показал — от чего умирают курильщики. И все, у него отпала охота курить. Когда я сам был подростком, я мог стать наркоманом. Но я видел во что превращаются люди после этого и вовремя понял, что мне такое не нужно.

Родители должны быть авторитетом для ребенка. Все эти «сюсюканья» только убивают нормальные отношения. Не нужно кричать, не нужно бить ребенка. Если он тебя уважает, достаточно двух слов. Простой пример из моей жизни – сын не хотел выгуливать собаку, говорит, что устал. Хотя сам просил собаку на день рождения и сказал, что готов ее всегда выгуливать. «Да, пожалуйста! – отвечаю я ему, — Не хочешь – не выгуливай!. Только если твой пес дома навалит кучку, будешь послан на уборочные работы». Пару раз ему пришлось! И все, теперь проблема исчерпана. Он всегда готов выгуливать собаку – в любом состоянии, устал, не устал, уже не важно.

Александр Пикалов, сын Миша и его любимец – французский бульдог
Александр Пикалов, сын Миша и его любимец – французский бульдог

Сын давно хотел собаку, ему очень нравилась порода «французский бульдог». Я его почти уговорил купить хаску, потому что я сам всю жизнь мечтал о такой собаке. Потом как-то говорили с ним о собаке, я смотрю у него глаза грустные. Я подумал, если нужна собака ему, зачем я его уговариваю купить ту, которая нужна мне? Ведь этот пес будет его другом, не моим. И купил ему «француза».

Читайте также. Илларион Павлюк — детей нужно не заставлять, а любить

У меня волшебная работа. Я не жду пятницу, чтоб разрядится и выпить пива. Потому что я и так с радостью всю неделю хожу на свою работу. Классно заниматься тем, что любишь. Поэтому я хочу, чтобы сын раскрыл в себе то, что у него больше всего будет получатся. Родителям нужно найти это в ребенке, а потом в этом направлении долбить как можно больше. Тогда можно достичь колоссальных успехов. Куда я только сына не отправлял! Когда был помладше – на футбол. Он за мячиком любил бегать — страшное дело. А потом его как отрубило от футбола. Я думал, может хоккей — сдал его на хоккей. Не получался у него хоккей, ладно, думаю, идем дальше. Смотрю у него проблема — он стеснительный, в детском саду его начали обижать. Я его сдал на айкидо. Он четыре года занимался, на сборы сам ездил в Карпаты без родителей. И айкидо у него начало получатся. И уже когда он начал гонять всех, я сказал, ну всё, значит справляется. Теперь он снова увлекается футболом. Но я бы не хотел, чтобы он шел по пути профессионального спортсмена. Ведь у них после 35-ти вся карьера заканчивается.

Александр Пикалов с сыном Мишей
Александр Пикалов с сыном Мишей

Я люблю катать сына на мотоцикле. Честно говоря, я не в курсе как жена к этому относится, мы ее об этом не спрашиваем. Как-то я на автомойке встретил парня, который с завистью смотрел на мой мотоцикл. Он рассказывал как сам хотел купить такой же, но у него семья и все такое. Я не люблю слушать такие сопливые разговоры. Если человек хочет купить мотоцикл, он его покупает.

Один из самых сильных и простых советов мне дал мой кум. Я крутил в гараже свой старый мотоцикл «Днепр», кум меня позвал выпить пива. А я говорю, что не могу, что хочу из своего Днепра сделать «Харлей». А он мне: «Хочешь «Харлей» — иди зарабатывай деньги и купи себе «Харлей». Это золотые слова! Из дерьма  пулю не сделаешь. Иди, зарабатывай! Помню, на меня это хорошо подействовало.

Сын очень радует меня. Мы специально не отдавали его в элитную школу, потому что там у детей слишком много понтов – у кого какой iPhone и все такое.

Читайте также.Александр Ткаченко: Отцу нужно уметь признавать свои ошибки

Но иногда мне кажется, что мой сын управляет мной. Я всегда стараюсь купить ему все по максимуму. Наверное, это общее у всех родителей, которым в детстве чего-то не хватало.  Игрушки его никогда  не интересовали. Но если я покупаю компьютер, то покупаю с огромным монитором. Или мотоцикл. Не мопед какой-то, а настоящий мотоцикл с коробкой передач, где нужно выжимать сцепление. Или если он на картинг сходил – так я ему купил всю экипировку. Самую дорогую.

У нас в семье никто серьезно не разговаривает. Мы все друг друга подкалываем. Смешно, но и выгребают все. Миша начал подкалывать еще лет с трех. Первой, кажется, няне досталось. А вообще он такой теперь — палец в рот не клади! Сейчас у них в школе конкурс стендапов. Я ему говорю: «Давай попробуем писать вместе!. Чтобы ты понимал как это делается. Я-то сам сделаю, это не вопрос. Но ты должен говорить своими словами, тогда ты растешь».

Читайте также. Виталий Сыч: отцовство делает более уязвимым

Я хочу, чтоб мой сын был прежде всего моим другом. Чтобы мы вместе с ним поехали на мотоциклах в Европу. Конечно, официально можно управлять мотоциклом после 16-ти лет. Но я хочу его научить раньше. Потому что после 16-ти он может на него сесть без спросу, и, не дай Бог, еще покалечится. Пацаны будут пробовать все, что им интересно. Поэтому нужно их научить всему максимально. Я это понял после одного яркого случая. Бойцы «Айдара» в зоне АТО подарили мне патроны. И как-то сын подходит и спрашивает: «Папа, а что будет, если патрон засунуть в микроволновку?» . Думаю: хорошо, что хоть спрашивает! Я его учу как с ножом обращаться – сначала даю тупой и говорю: нарезай хлеб при мне. Со временем научился, и теперь сам запросто орудует, и я не переживаю. Другой раз я заметил, что как-то у них лица с другом слишком хитрые. Думаю, не иначе как петарды где-то собрались взрывать. Спрашиваю – они удивляются: откуда вы узнали? Посмотрел как они взрывают, а потом научил правильно это делать. Потому что если они не будут знать как, и попытаются это делать самостоятельно – точно пальца лишатся.

Я сына предупредил: будь добр в 17 лет начинай собственную жизнь. Понятное дело, что из дома тебя никто не выгонит, от холодильника не отгонит. Но если ты уедешь куда-нибудь далеко учиться — я буду счастлив. По одной причине: у тебя будет своя жизнь. Я не хочу воспитать его беспомощным мажором . Я видел много родителей, которые воспитали беспомощных детей. Обеспечили их всем, а потом детям уже по 30 лет, и они до сих пор просят денег у родителей. Пускай самостоятельным будет. Поэтому нужно нагружать его учебой, заставлять. Просит он у меня компьютер. Я говорю — вообще не вопрос! Но у тебя должны быть такие-то оценки. Проходит время, смотрю — всё отлично.

Я не знаю кем сын захочет стать когда вырастет. Как-то сказал, что хочет лечить животных. Теперь о футболе мечтает. Но чтобы он не выбрал — я приму всё! Лишь бы он хороший был. Пускай развивается. Просто ему нужно как можно раньше определится. Чтобы знал куда поступать и приложил максимум усилий.

Я точно не папа. Я — батя. Или батько. Папа – это ругательное слово, мужской половой орган у монголо-татар.  У этого слова первоначальное значение потерялось в истории. Как у слова «трагедия», которая переводится с греческого как «песнь козлов». Поэтому, что бы в жизни у детей не случалось, не устраивайте из этого «Трагедию».

С Александром Пикаловым беседовали Владислав Головин, Ярослава Судакова

Читайте также. Правила отцовства. Владислав Бурда