Правила отцовства. Максим Бахматов

Бахматов

Известный шоу-мен и предприниматель Максим «Ледокол» Бахматов недавно завершил социальную акцию «Частичка сердца». Прожив месяц в витрине киевского магазина «Цитрус» он собрал 1,3 млн. грн. на лечение детей с пороком сердца. Но, кроме того, что Максим успевает зарабатывать деньги или заниматься благотворительностью, он умудряется находить время на воспитание троих сыновей.

Его семейная жизнь не похожа на стандартную картину «мама-папа-дети», но тем интереснее его опыт для всех, кто строит общение со своими детьми после развода или с усыновленными детьми после второго брака

У меня трое сыновей – семи, восьми лет и полугодовалый. Так сложилось, что двое детей – мои родные, но от разных браков, а один – усыновленный.

Сын от первого брака общается и со своей мамой и со мной. Какое-то количество времени он живет в моей семье, какое-то – с матерью. Просто ребенок знает, что у него есть мама, и у него есть папа, и он живет с папой и братьями. И он всегда может видеть и маму и папу. Естественно, что с каждым годом он все больше будет видеть папу потому что у него возраст такой – 7 лет. А до этого ему нужно было больше мамы, вот и все.

Я несу ответственность за троих детей. Полную ответственность – от одежды и питания до воспитания. Школа, тренировки – все на мне.

У меня свои отношения с пасынком. Я не собираюсь заменять ему отца и никогда не собирался. Он общается с родным отцом.

Но я придумал такую формулу: я буду для этого мальчика учителем и наставником. Мне кажется, что это очень важно для мальчика – иметь кого-то вроде Оби Ван Кеноби для Эникена Скайвокера. Который наставлял бы его и не жалел из-за каждой мелочи. Тренироваться – так тренироваться, наказывать – так наказывать. Для достижения какого-то результата. Чего-то подобного я хотел бы для своих родных сыновей. И только таким я могу быть для мальчика, которого я воспитываю.

Слушается ли он меня? У него нет вариантов. Если он хочет развиваться и достигать результатов, он должен делать так, как говорю ему я – его наставник и учитель. Да, конечно, он может не всегда воспринимать то, что я ставлю ему какие-то рамки. Но если все спокойно объяснять, не унижая человека и доказывая, что это для его пользы, то все нормально. К примеру, я считаю, что отучить от дурной привычки лучше в кругу семьи. Судя по внешнему виду и аппетиту, пасынок мое воспитание воспринимает вполне нормально.

102087

У каждого ребенка есть свой вклад в общее дело. Кто-то добывает деньги на жизнь, кто-то делает уроки, ходит в школу. Если не хочет делать уроки, достаточно объяснить, или пусть приседает или отжимается. Нужно переключать эмоциональную составляющую физической нагрузкой. Физически называть можно только так, чтобы не повредить ребенка – к примеру, если он куда-то бежит, кинуть в него тапком. А если у него пелена на глазах, пусть присядет 20 раз или отожмется 20 раз, тогда дурь выходит, нет – пусть еще приседает или отжимается.

С мальчиками в таком возрасте (где-то до 13-ти лет) разговор должен быть коротким. Он должен понимать свою функцию в этой семье и должен быть благодарным за то, что его воспитывают, кормят и поят.

Ему никто ничего не должен, равно как и он. Но есть очень четкие обязанности – надо мыть унитаз, значит, надо мыть унитаз. Потом брат будет мыть унитаз, все, на самом деле, очень просто.

Если нужно я могу и с ними вместе отжиматься, мне же не тяжело. То есть, если он наказан отжиманием за то, что не хочет делать уроки, то я могу сказать: если тебе будет веселее, давай вместе будем отжиматься. Потом он спокойно садится делать уроки.

Мой отец был для меня примером в решении вопросов. Он в жизни все мог решить, да и сейчас при желании легко сможет. Если была цель, он всегда ее достигал. Для меня это был достаточный пример для подражания. Не было каких-то супер-примеров, это было повседневностью: увезти маму на Камчатку для того, чтобы честно, но много заработать, или — найти квартиру в Анапе в разгар сезона летом 1981 года. Это показывало – человек умеет достигать результата. «Папа-решало».

Я и сейчас считаю, что для мальчика очень важно достигать целей, вне зависимости от того, чем он занимается. Безусловно, важны и морально-этические качества, но целеустремленность – это абсолютно мальчишеская история.

Спортивными кружками я занимался сам – плаванием, велоспортом, тхэквондо – лет с 12 до 16-ти. Отец меня один раз только отвел на музыку, потом я уже ходил сам. Ко всем прочим у меня еще и музыкальное образование. Чем бы ты не занимался, нужно постоянство, тогда будет результат.

Кроме того, у меня специальность «международная экономика», переводчик с английского и арабского и у меня MBA.Я получил эту степень еще в 2003. Я тогда еще понял, что в классическом наемном труде мне будет неинтересно.

Я в третьем классе понял, что мне в школе уже нечего делать. Решил, что стану или экономистом или адвокатом. У моих детей тоже нет лишнего пиетета к школе, нет этого: «О, это храм науки, пойду прикоснусь лбом к алтарю». Они знают, что это «обязаловка» и чем легче к этому относится, тем проще будет жить.

Есть легко оттачиваемые навыки – музыка, языки и рисование, на этом нужно делать акцент. А в остальном нужно просто тянуть и все. Но выстроить систему. Если он хочет чего-то добиться. Не нужно быть успешным во всех предметах, это неэффективно.

Меня не беспокоит наличие или отсутствие красного диплома у ребенка. Я знаю такие и смешные и грустные истории с красными дипломами – как правило, у ребенка потом поломанная психика и неудачная жизнь.

У детей развивается неискренность, которая потом отображается на всю оставшуюся жизнь. Они не понимают: зачем они всем этим занимаются, во имя чего? То есть, ребенка нужно подталкивать, если ты видишь, что он объективно в чем-то талантлив, к примеру, в музыке. Он потом осознает, что его действительно нужно было подталкивать.

Чему я хочу научить своих сыновей? Они должны держать слово, они должны достигать результата, должны быть порядочными.

Вот и все, чему я еще могу научить? Столярничать, рисовать? Ремесло – это другая история.

Нужно дать им правильную базу, а дальше развиваться они должны сами. Терпение, дисциплина, усидчивость. Чтобы у него выстроилась причинно-следственная связь: сделал – получил, не сделал – не получил. То есть, если вы свой телефон разбили или потеряли, это ваша проблема, в ближайшее время телефон не получите. Если все делают правильно, то можем и в кино сходить, или купить Lego большое. Недавно бабушка им сделала подарок – сумму, на которую они могли себе купить любое Lego. Они купили себе каждый по одному небольшому и одно большое – на двоих. Это же интересно – вдвоем собрать что-то здоровенное.

Из книг по воспитанию мне больше нравится Юлия Гиппенрейтер, она описывает простые, базовые вещи – уважение к ребенку как к близкому и любимому человеку. Еще в книгах братьев Стругацких очень хорошо описаны взаимоотношения между отцами и детьми и семейные отношения вообще. Там показаны очень разные семейные ситуации. Но в целом они волей или неволей выводят на правильные выводы.

Почему много разводов? В любом конфликте и в любом успехе всегда есть две стороны. Если мужчина говорит: иди ты лесом, значит женщина, при всей своей любви и красоте что-то такое делала или не делала, что вызвало такое поведение мужчины.

Я вам гарантирую, что от женщины, с которой ему комфортно, мужчина никогда не уйдет.

Но женщина может как привлечь мужчину, так и оттолкнуть. Есть две стороны – чему-то не обучают женщин, что-то не хотят делать мужчины.

Значительная часть работы по поддержанию отношений в семье – на женщине. Конечно, мужчина подхватывает и помогает, но в нормальных случаях именно женщина больше заинтересована в поддержании семейных ценностей. Бывают и другие случаи – когда женщина считает, что в жизни все происходит по волшебству, что никаких усилий по поддержанию семьи ей не нужно прикладывать. Тогда в итоге окажется, что она живет в соответствии с такими взглядами, которые не позволят ей сохранить семью.