Откуда берутся плохие отцы? Интервью со Светланой Ройз

Сегодня Светлана Ройз – один из самых популярных в Украине детских психологов. Кроме личных консультаций, она проводит тренинги для родителей, пишет книги, дает интервью, регулярно выступает на разных телеканалах. Многие читатели Отцовского клуба просили поговорить со Светланой о том, откуда берутся плохие отцы и какие ошибки мужчины чаще всего допускают в общении с ребенком.

Светлана, мне Ваши коллеги-психологи говорили о том, что стереотип «нормальный мужик к психологу не пойдет» уже уходит в прошлое. Если судить по вашей практике и вашим семинарам — скажите, стало ли к вам в последнее время больше мужчин обращаться?

— Действительно, на курсы для родителей в последнее время приходит все больше мужчин. Еще три года назад их было не более 10% от всех, сейчас намного больше. Но я всегда спрашиваю,  добровольно ли пришел или его уговорила жена. Или пришел просто, чтоб доставить жене радость. Если нет своей внутренней мотивации, я, как правило, не принимаю на курс.

— Почему так строго?

—  Если мужчина пришел просто уступив уговорам жены, то силы, ресурса, готовности, ответственности для изменений у него нет. Он придет к психологу только в одном случае —  если это его внутренняя потребность и если он готов работать над собой.  То, что я даю на своих курсах (и то, на чем построена работа любого психолога), требует серьезной работы с собственными стереотипами и социальными шаблонами.

— Есть у вас еще какие-то ограничения?

— Я практически не работаю с теми людьми, у которых запрос можно выразить словами — «сделайте что-то с миром вокруг меня, чтобы мне хорошо или легче жилось».  Меня радует, что все больше людей перестают обвинять своих родителей, условия и прошлое в том, что происходит  с ними сейчас. И что они готовы смелее брать ответственность за настоящее. Люди готовы развиваться, они читают, ищут, приходят на курсы, на консультации. Они пытаются разобраться в себе, заботятся о том, чтобы и им, и их детям было более комфортно жить в том мире, в котором мы сейчас живем.

— Мои личные наблюдения – отцы действительно стали более активны. Я стал отцом  12 лет назад, и тогда мужчин, прогуливающихся в парках с детскими колясками, было намного меньше, чем сейчас. Как вы думаете, почему сейчас отцовство становится  более популярным?

— Причин множество. Сыграла роль и открытость границ. Люди стали больше путешествовать и видеть культуру отцовства в западных странах.  Сейчас происходит медленная трансформация отношения к детям. Раньше, во времена СССР,  у нас была детоцентричная культура. Мы должны были жертвовать всем ради ребенка. На каком месте был папа в такой культуре? На одном из последних. Ведь если ребенок находится в самом верху системы ценностей, то партнер — мужчина или женщина — оказывается внизу.  В таком случае для женщины ее мужчина  переходит в состояние ребенка. Все, наверное, слышали фразы: «Ну что он может», «Он же без меня не..»,  «Да что он там понимает, этот муж!»  или «Отец у нас не принимает участия в семье» и так далее.

Часто в семье происходит смешение ролей. Когда партнеры называют друг друга не «муж» и «жена» и не по именам, а  — «папа» и «мама» (мы ведь не можем быть родителями для своих партнеров) – это обязательно сказывается и на отношениях с детьми.  Было множество  серьезных исторических причин для того, чтобы мужчина потерял «авторитетность» и силу в глазах женщин. Например — военное и поствоенное время, когда женщины брали на себя мужские обязанности и ответственность. Женщина жила в страхе потерять мужчину. Женщине достаточно легко начать «вырабатывать» у себя мужские гормоны. В ущерб женственности и…уважения к своему мужчине.

— Да, причины были веские. Если отец – «враг народа», детей вообще учили отрекаться от них.

— Да, во многих семьях потеряна преемственность поколений. А ощущение корней дает силу. Жизненную силу. Силу развития и страсти к жизни. Это наше «либидо». Либидо не в смысле сексуального влечения, а в другом смысле – укоренение в жизни. Человек, который «соединен» со своими корнями, находится в контакте с силой и потенциалом рода. Есть исследования о том,  что в структуре ДНК женская информация накапливается. Она хранится испокон веков и обогащается за счет мужской информации. Когда женщина теряет контакт со своим родом — с мамой, бабушкой, то она теряет доступ к многовековой истории. И вместо того, чтобы укреплять свой потенциал, женщина переходит на мужскую территорию, «укрепляясь» за счет достижений социального мира или взваливала на себя  все заботы. Тогда в ее понимании мужчины постепенно превращались в предмет еще одной заботы. При этом, конечно,  она теряла уважение к мужчине. И не могла его передать ребенку. Я когда-то анализировала сказки и мультики, на которых мы выросли. Там вообще не видно мужчин. «Домовенок Кузя», например и многие другие… Дело не только в том, что женщина воспитывала ребенка сама. Даже если мужчина был рядом, он исключался из роли воспитания.

12621978_1169331979767072_9173035814807869642_o

Нас всех мало обнимали в детстве

— С чего вы начинаете беседу, если к вам на консультацию приходит семья?

— Раньше я еще размышляла с клиентами о любви как о самой действенной и важной силе в семье. Но достаточно скоро пришла к выводу: то, что мы называем Любовью часто является формой созависимости. Зрелая любовь возможна между зрелыми людьми. А зрелость начинается с уважения. В первую очередь к себе. Теперь я иногда спрашиваю: «Уважаете ли вы своего мужа?». С уважения может начинаться общий рост партнеров. И, конечно, с уважения начинается любое воспитание. Человек может быть в контакте со своим собственным ребенком при одном важном условии – если он сам в контакте с собой, если он уважает сам себя. Он дает ребенку то, что у него есть.  Если он наполнен,  гармоничен, он может создать среду, которая будет питать ребенка.

Поэтому мы на семинарах учимся чувствовать себя, уважать свой потенциал и  доверять партнеру. Возвращаем умение увидеть в себе и позволить увидеть в мужчине силу. Знаете, как определить по осанке ребенка отношение родителей?

— Не представляю.

— Есть теория:  позвоночник – это наш внутренний стержень. Его определяет папа. У искривления позвоночника огромное количество очевидных и не очевидных причин. Но если родители жалуются, что ребенок ленится, что ребенок апатичен – я, глядя на искривленный позвоночник ребенка, спрашиваю аккуратно: «А где папа?» или «Что происходит с папой ребенка?». Мамы, как правило, отвечают, что папы либо нет, либо он не принимает участия в жизни ребенка, либо они отмахиваются и говорят что-то неуважительное. Именно авторитет отца во многом определяет внутренний стержень личности. Он определяет позвоночник, движение, социальный путь ребенка. Бывает так, что папа рядом есть и папа очень хороший. Но, возможно, его позвоночник тоже «искривлен», он не соединен со своей силой, авторитетностью.  К примеру – он не получил поддержку  от своего отца…. У нас сейчас у всех задача «вырастить свои позвоночники». То есть вернуть себе ощущение опоры. И, кстати, мамино уважение по отношению к отцу ребенка  играет в этом процессе очень важную роль.

Одна из практик, которую мы делаем на семинарах очень проста и красива. Ребенок стоит. С левой стороны к его спине, к лопаткам прикасается мама, с правой стороны – папа, и говорят: «Ты наш ребенок. Мы навсегда твои родители. Мы всегда с тобой, в клеточках твоего тела, где бы ты и где бы мы ни были». В этот момент ребенок опирается на их руки.  Дальше мы говорим: «Теперь представь, что за мамой стоит ее род – бабушки, дедушки, а за папой – его род. Это сила, которая тебя оберегает, сила, на которую ты можешь всегда опираться. Это сила жизни». Такое упражнение дает ребенку крылья. Мы проводим подобную практику и со взрослыми. И, знаете, это ощущается как благословение Рода.

— Какой эффект?

— Если удается вчувствоваться, то потрясающий.

— Люди плачут?

— Да, иногда реагируют очень эмоционально. Быть причастным к Большему — это незнакомое для многих состояние. Это ощущение глобальной поддержки. Для детей это очень важно. Если с таким «окрыленным» и укорененным состоянием ребенок идет в школу, он может выдержать все сложности, с которыми он там столкнется.

— В исследованиях National Center for Fathering  говорится о том, что отсутствие отца значительно повышает риск ранних половых связей  для девочек. И как следствие – ранние беременности и аборты. Как психолог, чем вы объясняете связь между отсутствием отца и ранним сексом?

— Сейчас девочки могут забеременеть и в 13, и в 14 лет. Это как раз тот возраст, к которому ребенок уже должен наполниться папиным любованием, папиным уважением, папиным восхищением, заботой и уверенностью в уникальности, нужности и ценности для мира. Если девочка этого по разным причинам не получила, то она свою ценность пытается подкрепить и «заслужить» в глазах окружающих мужчин. Пытается обходным путем доказать свою значимость. И в первую очередь – через секс.

Читайте также. Почему девушки выбирают плохих парней

К счастью, это не всегда так. Кто-то подкрепляет самооценку и привлекает внимание через сексуальность, кто-то через романтизм,  кто-то чрезмерно уходит в интеллектуализацию, кто-то в услужливость, в угодничество. Многие из нас, не только девочки-подростки, пытаются обходными путями завоевать любовь.

— Даже при нынешней моде на отцовство все равно еще много брошенных отцами детей и разбитых детских судеб. Скажите, откуда вообще берутся безответственные отцы?

—  Вы знаете, в этой теме много путаницы. Когда расстаются взрослые – расстаются мужчина и женщина. Папа как правило не бросает ребенка. Он расстается с его мамой. Но ребенок оказывается втянут во взрослые отношения. И, к сожалению, на него ложится их груз.  Все начинается с очень раннего возраста. Есть несколько распространенных ошибок в воспитании мальчиков. К примеру, мама вмешивается, когда отец с ребенком начинают драться понарошку, или мама говорит ребенку: «Не злись!». Чаще всего она проявляет свой страх агрессии, требует  прекратить агрессивные игры. Но если папа не научит ребенка проживанию здоровой агрессии, такой ребенок, став взрослым, не сможет себя защитить, не сможет дать сдачи, отстать свои границы.  На семинарах я иногда прошу: не вмешивайтесь в игры ваших мужей с детьми. Даже если игры кажутся вам агрессивными.

Игры мальчиков направлены на расширение мира – машинки, пистолеты, мячи. Игры девочек – как правило, на заботу. Когда перед мальчиком и девочкой лежит мяч, девочка его прижмет к груди, а мальчик пнет ногой. Если мальчика лишить его «природы» — отобрать, например, меч или пистолет – можно прервать его контакт с мужским началом. (Другой вопрос в том, как научить его не направлять оружие на людей).

Другая ошибка – лишение мальчика материнской нежности. Нам ведь знакомы фразы «Не носи мальчика на руках!» или «Нечего делать из него маминого сыночка!».  Дело в том, что девочка рождается маткой, то есть с дополнительным «энергетическим коконом». У мальчика этого нет. Энергию заботы он выращивает за первые полтора года жизни, благодаря маминой силе и ее любви, прикосновениям, объятьям. Благодаря чувствительности взрослых и откликам на свои телесные потребности. Нежность и забота, внимание к эмоциям и чувствам, — все это помогает будущему мужчине остаться в контакте со своими чувствами. Ведь именно в бесчувственности часто упрекают мужчин. Но взрослому мужчине сложно быть внимательным к чувствам жен или чувствам своего ребенка, если внимания к его чувствам не было в его детстве.

 не вмешивайтесь в игры ваших мужей с детьми. Даже если игры кажутся вам агрессивными.

Ребенка могли учить скрывать свои чувства. Помните установку «Мальчик не должен плакать». Но ведь  слезные железы есть и у мальчиков и у девочек. Если бы они были не нужны, они у мужчин в процессе эволюции исчезли бы.

Запрет на выражение чувств, отсутствие контакта с собственной агрессией, неумение осознать собственные чувства и потребности – вот некоторые из причин, из которых вырастают…Я бы не сказала, что вырастают плохие отцы – я верю, что не бывает плохих родителей – а родители, которым сложно с детьми. И с самим с собой.

Но таких разноуровневых причин, конечно, больше.  Нормальный  муж и отец – это гармоничное сочетание заботы и здоровой агрессии. Мы с вами «физические существа». У нас есть железы внутренней секреции, которые вырабатывают гормоны. Гормоны обуславливают наше эмоциональное состояние и поведение. Тестостерон – это «гормон» победы и здоровой агрессии. Окситоцин – здоровой заботы. У женщин, например, он вырабатывается практически при любом контакте с младенцем. А у мужчин – при заботе о нем самом в младенческом возрасте. Также он вырабатывается благодаря близости в семье — домашние ритуалы, объятия,  позитивная эмоциональная атмосфере в семье.  Если этого гормона достаточно, то в мужчине проявляется здоровая чувствительность и забота.

Светлана Ройз подписывает одну из своих книг
Светлана Ройз подписывает одну из своих книг

— На любом «мамском» форуме легко найти жалобы на то, что мужья не хотят играть с детьми.

— Да, иногда папы не считают важным играть с ребенком. Во-первых, они не видят в этом рационального смысла. Игра-то часто иррациональна. Во-вторых — игра требует эмоционального вовлечения. А на эти эмоции у мужчины может не быть сил. И не только потому, что он устал после работы. Игра открывает доступ ко всем накопившимся эмоциям. А их может быть очень много и не очень комфортных. Наше подсознание избегает того, что может принести нам боль. В-третьих – папа (и мама) просто могут не уметь играть. По причинам, о которых мы уже говорили. Они не были сами наполнены теплом и радостным эмоциональным контактом в детстве. И теперь не могут вложить это в своего ребенка. Общение с ребенком требует активной работы правого полушария, отвечающего за эмоции, а у мужчин чаще больше развито левое полушарие, отвечающие за рациональность. А еще — представьте себе, что мальчик рос до какого-то возраста, разъединяясь со своими чувствами. Он превратился в мужчину, которому удобнее не чувствовать, а думать. Ему сложно понять маленького ребенка, которому анализ и рациональность недоступны. Любой малыш до пяти лет – это сверхчувствительный одуванчик.  А папа не умеет с одуванчиками общаться – он умеет в шахматы. Как результат – мужчина может чувствовать свою неспособность найти контакт с малышом и ему хочется дистанцироваться.  Это может быть очень хороший любящий папа, который очень хочет, но не знает как это исправить. И начинает испытывать чувство вины, ощущать себя «плохим». Заботу о ребенке он начинает потихоньку перекладывать на женщину. В такой ситуации женщине нужно не оценивать своего мужчину или критиковать его, а давать совершенно конкретные инструкции что с малышом делать. У девочки такие настройки заботы и чувствования малышей чаще есть с самого рождения, они прописаны в ее генетическом коде, и укрепляются с каждой игрой в дочки-матери. Мужчине приходится с каждым ребенком такие навыки нарабатывать. И для него это, конечно, — большая нагрузка.

 рядом с мужчиной, который не прощает себе ошибки, ребенок все время в напряжении, боится проигрыша.

Женщины жалуются, что сложно жить в мужском мире, а мне кажется, что на мужчин всегда возлагается больше ответственности, больше ожиданий, требований. И часто перекладывается ответственность за многое из того, что спровоцировано женщинами.

— Особенно трудно понять, что делать с младенцем, который без умолку плачет.

— Естественная реакция организма взрослого человека на плач и на крик – это выработка кортизола, который еще называют гормоном стресса. Ощущать раздражение и даже злость рядом с плачущим и орущим ребенком — это  естественно. А малыши ведь часто плачут. Последние исследования говорят, что младенцы-мальчики плачут больше, чем девочки. Они реагируют не только на появление – отдаление объекта привязанности, а еще и при появлении нового стимула – появлении чего-то нового в окружении. Мальчики изначально рождаются чаще более чувствительными .

Естественная реакция после повышения уровня кортизола — хочется сразу крикнуть, стукнуть или треснуть. А тут сразу же возникает чувство вины: «Как же так, я ведь родитель, а злюсь на своего ребенка! Значит,  я – плохой?». Спасение от этого – просто знание физиологических особенностей и осознанное отношение к собственным эмоциям. (Это знание не подразумевает разрешение на битье, конечно же.)

— Светлана, исходя из опыта ваших семинаров и консультирования, какие ошибки в общении с детьми чаще всего допускают отцы? 

— Одна из самых распространенных —  восприятие ребенка как другой – улучшаемой версии самого себя. Если я что-то не воплотил, значит, я воплощу через ребенка.  Если я мечтал стать футболистом, но не стал, значит, сын должен им стать. С точки зрения отца, у ребенка другого шанса уже нет, он будет футболистом. Но ребенок не должен быть копией меня просто потому, что он продолжает мой род и носит мое отчество. Это базовая ошибка – идентифицировать себя с ребенком. Даже когда ребенка хотят похвалить и  говорят:  «Ты – как я» или «Ты —  весь в меня», на самом деле это ограничение.   Такой ребенок, кстати,  начинает повторять стереотипы поведения, и понаблюдайте – часто судьбу папы.

12801357_1206839059349697_8073562119525790970_n Следующая ошибка – это родительский перфекционизм. Это когда любые качества ребенка, его успехи или неудачи кардинально влияют на самооценку родителя.  Вспомните, как учитель на родительском собрании  в школе говорит: «Ну, теперь ваши оценки», — но обращается он при этом к родителям, а не к детям. И все родители сразу напрягаются.  Хотя на самом деле все, что происходит с нашими детьми – не может быть оценкой  нашей «хорошести».

Кроме родительского перфекционизма есть еще личный перфекционизм. Мужчины в большей степени не прощают себе ошибки и в большей степени не умеют расслабляться. А рядом с мужчиной, который не прощает себе ошибки, ребенок все время в напряжении, боится проигрыша. А в таком случае ему легче даже не начинать новые действия. Такой ребенок может плакать от любой ошибки.

— И какой выход?

— Признавать свои промахи в присутствии детей. «Я сегодня ошибся», или «Когда-то я лопухнулся». Рассказывать  смешные истории о собственных ошибках. Важно и противоположное —  умение признать свой успех. Часто перфекционисты в погоне за новыми целями не замечают того,  что они уже сделали и чего успели достичь.

— Разве перфекционизм – это плохо? Вроде бы это слово часто воспринимается как стремление к совершенству…

—  Перфекционизм – это диагноз. На самом деле – это последствие нарушения привязанности. Человек стремится к идеальности, чтобы его заметили и любили. Если я буду самым лучшим – на меня обязательно обратят внимания и не отвергнут. В итоге человек постоянно пытается завоевать свое место в мире и доказать всем, что он достоин внимания. Но это постоянное бегство от себя. Такие люди многого добиваются, но часто ощущают себя несчастными.

— Теперь давайте об ошибках с женской стороны. Что мамы чаще всего делают не так?

— Есть простое правило: ребенок настолько прислушивается к маме, насколько мама прислушивается и уважает папу. Дело в том, что мама и папа – первые мужчина и женщина в жизни ребенка. Свои внутренние фигуры – внутренние роли — внутреннего мужчину и внутреннюю женщину ребенок формирует в большей степени из образов папы и мамы.

Читайте также. Отстраненный отец всегда приводит к проблемам в семье

У меня очень много обращений от родителей на тему  «мой мальчик играет в куклы. О ужас!!!». Но у каждого человека есть и мужское, и женское начало. Игра – это возможность прикоснуться к новым качествам и ролям. До семи  лет игрушки мальчиков и девочек часто одинаковы. Если мальчик играет чем-то, что нацелено на попечение, это хорошо – это могут быть и куклы, и приготовление еды. Ведь это позволяет мальчику стать  более заботливым и чувствующим мужчиной. А потом в жизни мальчика  появляются драконы, мечи и пистолеты – это уже про необходимую агрессию.

Важны и мужское, и женское начала. За развитие мира чувств в малыше в большей степени отвечает мама. Если ребенок в контакте  со своей чувствительностью, здоровой эмоциональностью, это закладка его здоровой «внутренней женщины». Если ребенок уважает папу, то он в контакте со своим внутренним мужчиной. А значит —  со своей агрессией, со своим стремлением исследовать и «покорить» мир.

— А если нет? Если авторитет отца поставлен под сомнение?

— Тогда он может стать воинствующим атеистом. Есть такая закономерность: отношение к Богу — это поиски отца. Человек, который ищет Бога (но не как внутренний путь Веры, а больше фанатично-религиозный) – не важно, как он Его называет – чаще всего пытается восстановить контакт со своим собственным папой. Человек, вытесняющий и отрицающий Бога – обесценивает своего папу.

Обнимайтесь и танцуйте

— Какая из родительских ошибок наиболее драматична по последствиям?

— Первая – когда родитель сам не живет своей жизнью и не позволяет ребенку проживать свою. Вторая -скорее всего, использование ребенка для того, чтобы манипулировать партнером.  Это когда в конфликте мужчина или женщина пытается перетянуть ребенка на свою сторону. Один из примеров: сына просят повлиять на папу, который хочет уйти из семьи. В такой момент ребенок становится родителем своего родителя. Если мальчик попадает в роль мужчины для своей мамы, ему потом сложно выйти из этой роли. Это ведет к разделению со своим потенциалом.

Дело в том, что даже развод может быть не таким болезненным для ребенка, если его родители после расставания уважают друг друга, не пытаются что-то компенсировать за счет ребенка.

Наше поколение воспитано в постоянном «должны». Мы должны быть благодарны. И вот представьте, если мальчик живет в состоянии  «я своей маме всегда должен». Если ребенок попал в зависимость от мамы, он не позволит себе создать гармоничное партнерство с другой женщиной. Потому что изменить маме нельзя. Кстати, опасно, когда жена конфликтует со свекровью. Мужчине слишком тяжело находиться на распутье между двумя важнейшими женщинами в его жизни.

Так вот, если человек все время «направлен» в прошлое, если у него все время чувство вины перед своими родными, у него сплошные ощущения долженствования,  то ему просто нечего нести в будущее. Он не живет в настоящем и ему нечего дать своим детям. Ему сложно войти в контакт с детьми.

Самая простая гармонизирующая техника для всех возрастов — это объятия.Только медленные, неторопливые. Они помогают нам вернуть себя в контакт с настоящим. А самая простая практика для пар – это танец. Потому что именно в танце мужчине возвращается роль ведущего, а женщине — чувствительность и доверие партнеру.

Беседовал Владислав Головин.