Главные мачо позднего СССР

Что не так с главными символами мужского гендера, на которых росли наши отцы? Объясняют психологи

Массовая культура всегда подбрасывает нам ролевые модели. Лучшие мужчины, прекраснейшие женщины, образцы для подражания. В позднем СССР их было много, но некоторые – самые яркие. Их популярность во многом объясняется тем, что режиссерам удалось сделать срез типичного мужского характера. Типичного для этой эпохи, но не для представления о мужественности.

1.Гоша из «Москва слезам не верит».

«Запомни, все и всегда я буду решать сам. На том простом основании, что я – мужчина». Эти слова Гоши – как бальзам на душу любого мужика. Вот она, простая и мудрая патриархальность! Но на самом деле Гоша мало похож на цельную и независимую личность. Лучше всего его образ удалось описать психологу и отцу четверых детей Александру Ткаченко:

«Мужчина, да. Впадающий в тихую истерику от того, что социальный статус любимой женщины оказался выше его собственного. Мужчина, когда-то сознательно отказавшийся от карьерного роста, нажив к сорока годам кучу комплексов по этому поводу. Мужчина, решающий свои психологические проблемы недельным запоем, навсегда бросающий ради них, проблем этих, любимую женщину, которая ни в чем перед ним не провинилась.15965164_582552898603275_5233330561970551513_n

Мало быть мужчиной просто по факту своей половой принадлежности. Для того, чтобы иметь право на такие притязания, нужно стать мужчиной в более глубоком, если хотите – в христианском смысле этого слова. Когда женщина для тебя действительно становится – хрупким сосудом, который по причине этой его хрупкости нужно беречь как зеницу ока. Лишь такая любовь и забота может дать мужчине право на категоричность, да и то – не всегда, а лишь в крайних случаях, когда от твоего решения зависит её судьба.

А Гоша… ну что Гоша – он ведь сам – сосуд хрупкий. Чуть прижала жизнь – и потек, убежал к себе в коммуналку водку жрать от обиды непонятно на что.

И уж если искать образец истинно-мужского поведения, то во всяком случае – не здесь, а где-нибудь еще».

2.Лукашин и Ипполит из «Иронии судьбы»

Образы знакомы многим. Обратимся опять-таки к анализу специалиста. Психоаналитик  Сергей Зубарев еще в 2008 году в своем блоге объяснил почему  Лукашин по сути дела  — мальчик в теле взрослого мужика, а Ипполит — разумный, но лишенный силы воли «старший брат».

«Главные герои одиноки и живут с матерями, хотя им уже далеко за тридцать. Весьма характерная ситуация советского материнско-детского симбиоза. Мальчик Женя Лукашин давно исполнил свою фантазия об обладании матерью. Уже долгие годы живет он с мамой, но обретенный рай явно ущербен. Сексуальность героя, в силу инцестуозных запретов, естественно, подавлена. Снижение внутреннего напряжения происходит стандартнейшим российским способом – пьянкой. Однополая – гомоэротическая компания, в которой герой годами безуспешно отмывается, убедительно показывает его принципиальную неготовность к глубоким и длительным гетеросексуальным отношениям. Проще говоря, женщина для Жени – источник сильнейшей тревоги. Но мама требует жениться, одобрила кандидатуру, все приготовила для праздничного соития. Показательно, что Женя в бане сообщает собутыльникам, что он сегодня женится. О ЗАГСе, конечно, речь не идет. Женитьбой Лукашин высокопарно называет намечающийся трах. Уложиться придется до прихода мамы. Невероятно торжественная задача для мужика на четвертом десятке.

 Барбара Брыльска с Эльдаром Рязановым и Андреем Мягковым во время съемок «Иронии судьбы», 1974 год
Барбара Брыльска с Эльдаром Рязановым и Андреем Мягковым во время съемок «Иронии судьбы», 1974 год

Что происходит дальше? Лукашин сигнализирует Наде: я такой беспомощный, со мной нельзя обращаться жестоко. Я – несчастное дитя. И Надя, точно реагируя на инфантильный посыл Лукашина, тормозит агрессию Ипполита. Тем более, что его агрессия и без того заторможена. Физически изгнав Ипполита, Лукашин продолжает магически-символическую борьбу за уничтожение его портрета. Этот бытовой вудуизм, характеризует подлинный ментальный уровень любимого героя.

Материал фильма не дает прямых указаний, но похоже, что отцовскую инициацию Женя Лукашин не прошел. Не столь уж важно, знал Женя своего отца, или нет, ушел тот от матери, или она его выгнала, умер он, геройски погиб, или где-то живет в безвестности, – в актуальном настоящем Жени Лукашина нет следов сильного Отца. Вот это очень русский тип: мамин сын. Эти дети не амбициозны. Объясняется это вовсе не скромностью, интеллигентностью, или там, внутренней гармонией. Просто у них в отсутствие конкуренции с отцом не сформировался мотивационный механизм. Им уже нечего желать: мать получена в безраздельную собственность, и творчество всякое, карьера, даже деньги им не очень нужны. Более того, деньги они на словах презирают, а в глубине души просто боятся. Если даже они приобретают квалифицированную профессию – вроде врача или преподавателя, успеха в ней не достигают. Приемы социальной адаптации у них, так или иначе, связаны с педалированием своей убогости. Они очень снисходительны к себе, и подлость их – вроде как не подлость, и ложь – не ложь, и присвоение чужого обосновывается легко: им нужнее. Они очень агрессивны в отношении мужчин матери, — потенциальных отчимов.

Читайте также. 20 вопросов, которые вам стоит задать своему отцу

Но в большом социуме они неизбежно сталкиваются с инициированными мужчинами, с настоящими отцами и терпят поражения. В связи с этим органично развиваются такие черты как завистливость и мстительность. Все перечисленные качества легко обнаруживаются у всенародно любимого Жени Лукашина. Характерна даже фраза, которой он пытается разрешить конфликт, вызванный своим появлением: «Я вам сейчас все объясню!» Фраза высокомерного самодоволного и толстокожего персонажа. Ведь ее прямой подтекст таков: «Вы все тупые, ни черта не понимаете, а я – понимаю правильно, поэтому заткнитесь и слушайте меня». В острых ситуациях она способна только провоцировать агрессию. Чуткий человек, даже не знакомый с теорией и техникой поведения в конфликтных ситуациях, будет исходить из реального состояния другого. Итак, с бодуна – своя хата, подходящая баба, которая внешне строга и даже слегка поколачивает невменяемого сыночка, чем сразу актуализирует его «укоренение».

Удобно. Реакция Нади так же тривиальна: новоявленное дитя обречено стать дороже слабой нерешительной отцовской фигуры Ипполита. Все это Ипполит потом выложит главным героям, когда сам сорвется в состояние опьянения от своей нелюбимости. Скажет правду, которая несколько дезавуирует себя способом изложения и маркируется тоже как пьяное чудачество. Зачем эта правда, когда тут цветут такие романтические фантазии! Огромная зрительская масса голосует за чистую романтику! Физическое столкновение соперников смешно. Судя по габаритам и состоянию, Ипполит должен был просто выбросить Лукашина из квартиры, тут бы и фильму и мифу конец. Не сомневаюсь, что из очереди за пивом он бы легко его вытолкал. Но Ипполит — не отец, он правильный старший брат с массой запретов. Он стремится заслужить любовь женщины, или матери, или общества – все равно, — правильными поступками. Его естественная агрессия давно парализована на корню шантажирующей матерью. А Женя – единственный сын, свободно берущий свое, и не только. В нем — неотразимое для советских матерей сочетание наглости и жалкости. Поэтому большой, разумный Ипполит вязнет в сетях материнского запрета на проявление агрессии, и закономерно изгоняется на мороз.

Показательна двойственность поведения Нади. Она одновременно пытается уйти под защиту Ипполита, демонстративно прижимается к нему, заслоняется им, поддразнивая Лукашина, но тут же кастрирует своего защитника, категорически запрещая любую агрессию. Проще говоря, милая Надя демонстрирует классическое шизофреногенное поведение по отношению к Ипполиту, а по отношению к Лукашину – соблазняющее. Тактика выгодная: Ипполита всегда можно упрекнуть: ты не смог достойно защитить меня! А Лукашина можно поддразнить: ты был недостаточно настойчив (решителен, смел) И то правда, вся решительность Лукашина сводится к истерическим эскападам – выбрасыванию портрета, разрыванию билетов, и тому подобному геройству. Потом вдруг Надя берет на себя объяснение Ипполиту явление Лукашина. При этом она отчаянно суетится, обнаруживая все признаки вины. Откуда бы взяться этой вине, если не было сопровождающей фантазии, скажем о принце-избавителе в семейных трусах? Тягостные, вязкие отношения с Ипполитом сложились ведь таковыми не только по его вине. Вспомним некоторые свойства сопротивления, и явление Лукашина в квартире Нади перестанет казаться абсолютной случайностью. Это просто вариация на тему выбора недоступного объекта. Тогда, заметим, и быстрый развод Жени и Нади, заявленный в продолжении и так расстроивший многих зрителей, становится самым логичным вариантом.

Читайте также. Почему девушки выбирают плохих парней? 

Одиночеству Нади фанаты фильма сострадают особенно глубоко, ведь она такая типичная жертва «отсутствия настоящих мужчин»! Ирония судьбы, собственно в том и состоит, что в качестве вымечтанного принца она (судьба) опять подкладывает героине негодный объект. Так и бывает, если человек не предпринимает внутренних усилий для развития, а ждет внешних изменений жизненной ситуации. Инфантильность Нади не так заметна, как лукашинская, в силу нарциссической окукленности героини. Она жестко «держит фасад», сама на себя любуется, копит обиды и лжет как дышит. Ну, вот зачем ей представлять Лукашина в качестве Ипполита? Страшно признать перед своей гомоэротической компанией свою несостоятельность? То есть лжет она, в основном, самой себе. И благоприятный вариант жизненного сценария для нее маловероятен. Закономерно появляется мать Нади и выдавливает, наконец, Лукашина.

Читайте также. Как воспитать настоящего мужчину?