Зачем нужен посредник при разводе?

Паре, которая собирается развестись, друзья иногда советуют найти медиатора, то есть посредника в разрешении их спорных вопросов. Что это за профессия, зачем она нужна и стоит ли вмешивать чужого человека в личный конфликт? Мы расспросили об этом Ольгу Шепель — заместителя руководителя и преподавателя Украинского Центра Медиации, г. Киев.

— Зачем вообще нужен посторонний человек при настолько личностном конфликте как развод?

— Правильней сказать, что людям нужен выход из сложной ситуации, который бывшие супруги не могут найти самостоятельно. Процесс расставания сопровождается колоссальным стрессом для взрослых, и также может иметь последствия для детей, если они есть у пары. Страдают и взрослые, и дети. В этот момент мыслить логически, действовать конструктивно у людей просто не получается, а каждая попытка решить между собой спорные вопросы приводит только к новому витку конфликта.  Помощь специалиста оказывается важна именно из-за накала эмоций у всех членов семьи, растерянности перед неизвестным будущим, неспособности самостоятельно договориться.

Ольга Шепель — медиатор по коммерческим, организационным и семейным вопросам

— А если оказывается, что у пары — просто кризис, и развод в данном случае не нужен?

— Грамотный медиатор всегда исследует все возможности для сохранения семьи. Если для этого остался ресурс, то он может проявиться в ходе общения, которое организует специалист, супруги находят способы услышать и понять друг друга. Именно это снимает ключевые проблемы в их отношениях, и, следовательно, кажущуюся им необходимость расставания. В моей практике был случай, когда ко мне на консультацию направили женщину, которая запуталась в своих предположениях, относительно изменений в отношениях с мужем и не видела другого выхода, кроме развода. После нашего общения она многое переосмыслила и не просто решила сохранить семью, а уже имела понимание, что ей для этого нужно делать. К сожалению, чаще всего к медиатору приходят пары, где один супруг или оба приняли окончательное решение о разрыве. И вот тут медиатор не имеет права ни советовать, ни уговаривать, ни настаивать на сохранении партнерства. Он может только помочь им в наиболее безболезненном решении встающих перед ними вопросов, касающихся их детей, а также раздела финансов и имущества.

Читайте также: Правила отцовства после развода

— Может ли медиатор помочь в случаях, когда бывшая жена препятствует общению отца с ребенком?

— Мы с этим довольно часто сталкиваемся в работе. Начнем с того, что медиация – это добровольный процесс. А значит, если мама пришла на переговоры, то мы можем предположить, что есть условия, при которых она может изменить свое мнение. Вот эти возможности мы и исследуем. И помогаем совместить их с отцовскими.

Важно понимать, что медиатор – не волшебник. Без желания и содействия сторон он чуда сделать не может. Семейная медиация – это наиболее сложный вид медиации, именно потому, что из-за эмоций часто люди действует даже вопреки своим интересам и интересами своих детей.  Другой вопрос, что хороший специалист использует все имеющиеся у него знания и опыт, чтобы помочь людям разобраться и в их собственной ситуации, и в своих эмоциях, и в своих интересах.

Например, мы часто рисуем супругам схему их семьи. На которой мы показываем, что между ними существуют несколько связей. Это супружеские отношения и родительские. На данном этапе их супружеская связь разорвана, но родительская связь остается на всю жизнь. Потому что их ребенок на протяжении всей жизни будет оставаться их ребенком. И еще долгие годы будут возникать крупные и мелкие вопросы, которые им, как родителям, будет нужно решать сообща – школа, отдых, здоровье, проблемы подросткового возраста, развитие, образование в ВУЗе, свадьба…

А, следовательно, им нужно искать пути к взаимопониманию именно в этих ролях. Иногда, увы, родители (или один из них) относятся к своим детям, как к инструменту в борьбе с супругом, и тогда такие случаи почти безнадежны. Но чаще, все-таки, родители желают самого лучшего своему ребенку. Просто каждый по-своему. И последующая работа медиатора направлена на помощь супругам  в том, чтобы договориться по текущим вопросам, и по их желанию — на развитие умения взаимодействовать по поводу интересов их детей в дальнейшем. Чтобы уровень этих контактов был щадящим для них самих и для их детей.

— На каком этапе жизни семьи чаще всего происходят разводы?

— По-разному. Не могу назвать точную статистику, но по ощущениям, из нашей практики, пары разводятся, когда ребенку от 3 лет и больше.

Тренинг в Украинском центре медиации

Хотя бывают и другие случаи. Была пара, в которой супруги поженились во взрослом возрасте и прожили вместе пять лет, не имея общих детей. Медиация была не сложная, стороны обсуждали только имущественно-финансовые вопросы.

А был другой случай, где супруги были в браке больше 24 лет  и имели четверых общих детей… Понятно, что чем меньше в личном опыте период самостоятельной жизни у каждого из них, тем более травматичен для них развод. Их жизнь кардинально меняется сразу на нескольких уровнях – на социальном, экономическом и эмоциональном. Некоторые в сильном стрессе от этих перемен, некоторые буквально в панике, а некоторые в полной иллюзии, что чревато сильным разочарованием, а порой отчаянием в будущем, если они не уделят должно внимания этим вопросам в самом начале новой жизни.

Одной из ключевых целей семейной медиации является помощь людям в  адаптации к изменениям на всех  перечисленных уровнях.

Фокус внимания в семейной медиации направлен на интересы детей. Однако, если медиатор, работая с парой,  выпускает из внимания интересы родителей, то он может столкнуться с сопротивлением взрослых участников. То есть опытной медиатор будет слышать и взрослых, и учитывать интересы их детей.

Читайте также: Пять правил общения с ребенком после развода

— Есть такой стереотип, что женщине после 40 будет трудно построить семью, поэтому они терпят даже не очень хороший брак.

— Бывает и так, а бывает и по-другому. В нашей практике есть ряд случаев, когда инициаторами развода становятся женщины зрелого возраста. Нет одной единственной причины, по которой это происходит. Кто-то из женщин уходит к другому мужчине, а кто-то – «в никуда»; кто-то — в надежде на лучшие отношения, а кто-то уходит потому, что «в этих отношениях мне плохо»; кто-то потому, что хочется снять с себя груз многолетней ответственности за других и, наконец, пожить «для себя», а кто-то боится повторить трагическую историю своей мамы, которая страдала от измен мужа, но оставалась в браке…

На медиатора учатся

Также сложно гадать, что дает сорокалетней женщине силу разорвать несчастливые отношения. Конечно, мы не можем отрицать, что в современном  мире женщины стали более свободны и в социальном и в экономическом плане. А все остальное очень индивидуально – и судьба отдельного человека, и история каждой пары.

— Откуда вообще у пары может появиться идея привлечь посредника?

— Многие привыкли обращаться к поисковым системам за ответами на вопросы. Они могут загуглить “цивилизованный развод” или “цивилизованное разрешение конфликта”. И выйти на такой метод как медиация. Но я думаю, что пока таких немного. Чаще всего есть инициатор медиации, который рекомендует паре обратиться к специалисту. Это осведомленные о медиации друзья или родственники, которые знают о таком способе разрешения конфликтов и настоятельно рекомендуют его.

К нам часто приходят по рекомендациям или от участников медиации, или от  участников обучений по медиации. Например, наша выпускница направила к нам на медиацию пару друзей с такими словами: “Ребята, сами вы не договоритесь. Вам нужна медиация, пока вы не зашли слишком далеко и не травмировали эмоционально своего ребенка”.

В 2009-2010 году мы запустили пилотный проект со Службой по делам детей Дарницкого района по оказанию семейной медиации как социальной услуги. Тем самым мы расширили способы предоставления помощи родителям и детям по вопросам, которые рассматривает Комиссия по защите прав детей, а именно, это:

— разрешение споров между родителями касательно определения места проживания ребенка,

— участие одного из родителей в воспитании ребенка,

— встречи ребенка с родителем, лишенных родительских прав и многие другие вопросы в семейных спорах.

Не только в семье, но и в организации нужно уметь договариваться

Для обеспечения успеха проекту, мы обучили основам медиации работников службы. Раз в две недели наши медиаторы принимали участие в Комиссии, и все дела, которые оценивались как медиабельные, рекомендовались к проведению медиации и передавались нам. Так люди впервые и узнавали об этом способе решить спорные вопросы. А по итогам работы, статистика, которую мы вели, показала, что почти все 100% участников медиации сочли эти переговоры для себя неожиданно полезными, комфортными, безопасными и сказали, что будут рекомендовать этот метод разрешения конфликтов своим знакомым.

Сейчас в Киеве подобные проекты идут в Службах по делам детей Голосеевского и Оболонского районов, а также в ближайшее время планируется запуск еще в двух районах нашего города. Мы очень рады, что наши ряды семейных медиаторов постоянно пополняются, и мы можем оказать помощь всем социальным учреждениям, заинтересованным в расширении своих возможностей по оказанию помощи семьям и детям.

— Чем отличается медиация от семейной терапии?

— Семейная терапия нужна в том случае, когда пара испытывает трудности, но она ищет способы взаимодействия, чтобы остаться в семье. Семейный медиатор нужен в той ситуации, когда оба или один партнер принял окончательное решение о расставании и им надо мирно решить ряд практических вопросов. И даже если такой запрос есть в паре, то медиатор тестирует в процессе работы, насколько такое решение окончательное. Или супруги пришли к такому выводу, потому что не видят другого выхода и рассматривают развод как решение ситуации? Возможно, есть какой-то потенциал для сохранения семьи? Здесь немного повторюсь — медиатор не волшебник. Если одна из сторон приняла окончательное решение, что не хочет оставаться в семье, а вторая хочет ее сохранить, то мы не в силах сделать так, чтобы сохранить отношения. Их уже нет. Мы не имеем права влиять на партнера, который уже принял окончательное решение. Но если это “я просто не вижу другого выхода ”, то здесь  стоит исследовать шансы и, если мы их находим, то мы рекомендуем паре семейного терапевта.

— Ну мужчины обычно считают, что обращение к психотреапевту — это признак слабости.

— А вот это как раз стереотип. Нужно мужество, чтобы признать, что ты сам не в состоянии в данный момент справиться со своей проблемой и попросить помощи специалиста. Важный акцент – мы сейчас говорим только о случаях, когда супруги хотят сохранить семью, но все их попытки взаимодействовать рассыпаются. Если супруги разводятся, и не просят нас порекомендовать им психотерапевтов, то мы свои советы не навязываем.

Хотя бывает, что для пар, которые хотят сохранить отношения, иногда достаточно оказывается «медиационного диалога», в котором они могут научиться слушать и слышать друг друга. Видеть общие и взаимные интересы, а не только противоположные. Общаться друг с другом экологично, не раня чувства один другого.

Если же проблематика лежит глубже, вне сферы работы медиатора, вот только тогда мы можем (при явном запросе от сторон) рекомендовать им семейного терапевта. Но на самом деле, это не так сложно происходит в реальной жизни. Чаще всего кто-то из супругов скажет: «Нам нужна помощь. Вы можете кого-то порекомендовать?».

— В чем состоит сам процесс медиации? Сколько времени он длится?

— В медиации не такой жесткий сеттинг, как в психотерапии, где четко оговорено количество встреч в неделю, их время и продолжительность. Потому, что цели этих двух процессов разные.

У нас есть такое понятие как однодневная медиация (6-8-12 часов). Чаще всего такой формат применим в бизнес спорах. Многое зависит от количества участников. Если это, например, партнеры по бизнесу (двое), то даже при серьезном конфликте, обычно за 1-2 встречи они уже находят решение.

А вот для семейной медиации есть определенный принцип и формат, то чему мы отдельно учим медиаторов на специализированной программе.

Здесь сами встречи короче по продолжительности, но частота их может быть больше. На самом деле, все снова зависит от пары, сколько она захочет уделить внимания решению своего вопроса. Чаще всего это занимает от 1 до 6 встреч. Причем, их запрос может меняться по ходу переговоров. Например, супруги приходят с запросом обсудить график встреч с детьми. А в процессе работы всплывают другие вопросы. Если пара говорит, что хочет по ним тоже найти решение, мы идем навстречу. По продолжительности одной встречи мы достаточно гибки, так как важен результат, который будет выражаться или в найденном решении, или в значительной динамике в продвижении по направлению к решению. Хотя ориентиры, некие границы, мы задаем. Обычно это 3-5 часов.

Медиатор помогает решать споры в бизнесе

Между встречами мы делаем перерывы на несколько дней, режим которых согласовываем с парой. Это тоже имеет смысл, так как пласт поднимаемых вопросов огромен. Приняв на первой встрече решение по одному вопросу, мы отпускаем их пробовать на практике принятые на себя обязательства, отмечать, что удается, а что пока не очень хорошо срабатывает. С тем, чтобы на второй встрече обсудить это, и, при необходимости, доработать решения, прежде чем поднимать следующие вопросы. Такая работа существенно снижает причины для возникновения конфликтов.

— Как на ребенка влияет развод?

— Ребенок остро переживает, время фактического расставания, а не развод родителей. При расставании общение между родителями нарушается, и дети не понимают, что происходит. Они испуганы и растеряны. Маленькие дети часто думают, что один из родителей ушел из дома по их вине.

Огромное значение имеет то, как родители ведут себя в этот сложный период и как они объясняют происходящие изменения детям. Важно еще как долго длится конфликт и то, насколько сильные неудобства приходится терпеть детям. Супруги часто признаются, что очень мало знают о процедуре развода и не понимают, как организовывать выполнение своих родительских обязанностей после него.

Взрослые часто недооценивают способность детей понимать чувства и замечать изменения во взаимоотношениях. Родители, которые думают, что их ребенок слишком мал, чтобы понять, что происходит, бессознательно стремятся защитить себя, а не ребенка. Им бывает очень сложно, потому что они не знают, как поддержать ребенка, а иногда вольно или невольно ребенок становится инструментом выяснения отношений друг с другом.

У каждой возрастной группы своя реакция на развод родителей. Когда дети переживают, и не получают при этом необходимой поддержки, их моральные страдания выражаются в поведении, а не словах.

Читайте также: 18 способов остановить подростковый бунт

Дети могут испытывать растерянность, беспокойство, страх, грусть и уныние, чувство вины, стыд и так далее. А реагировать на эти чувства поведением, например, маленьким могут начать сниться страшные сны; старшие  дети могут регрессировать на более раннюю стадию развития – начать хныкать, цепляться за «оставшегося родителя» (так как боятся потерять и его), мочиться в постель; у школьников могут ухудшиться (иногда улучшиться) успехи в школе, подростки могут начать грубить… Спектр реакций огромен, и часто противоположен даже у детей одного возраста. У одного ребенка поведение будет агрессивным, а у другого, напротив, может начать развиваться  угодливо-услужливое поведение.  Это может вызывать дополнительные сложности, так как родителям свойственно ошибочно интерпретировать поведение детей и придавать ему иное значение. Партнеры обвиняют друг друга и считают, что именно бывший супруг или супруга – причина всех проблем.

Если дети старше, им 16-18 лет, то часто считают, что они уже достаточно взрослые, чтобы спокойно отнестись к разводу родителей. Но у этого возраста возникают другие проблемы. Помимо личного становления, стыда перед сверстниками за поведение родителей и т.д, есть еще одна проблема, когда родители и дети меняются ролями. Ребенок может осознано брать на себя ответственность за уход за родителем, который чувствует себя не очень хорошо или от горя не может выполнять свои обычные обязанности и вести привычный образ жизни. Уход за эмоционально зависимым от него родителем становится большим гнетом для ребенка. Чувствительным и сознательным детям очень тяжело освободиться от этого груза и продолжать жить своей жизнью.

Читайте также: Почему ребенок не хочет учиться?

Конечно, было бы хорошо, чтобы все дети вырастали в полных, дружных семьях. Могу с уверенностью сказать, что многие взрослые (родители которых развелись, когда они были детьми) почти неосознанно для себя продолжают мечтать о том, что их постаревшие родители когда-нибудь сойдутся снова… В этом нет ничего ненормального. Но зрелый человек отделяет реальность от своего желания и принимает то, что есть.  И от того, насколько хорошо у него это получится, зависит качество его жизни.

Важно осознавать, что развод – это не катастрофа. «Это не смерть одного из родителей», как сказал один 13-летний мальчик, родители которого развелись несколько лет назад. Разводы — это часть нашей жизни. И очень многое зависит от того, как родители справляются с кризисом их семейной жизни и как они при этом ведут себя с детьми. Чем скорее они восстановятся сами,  тем более уверенными будут себя чувствовать в жизни их дети.

Влад Головин