Многие родители воспринимают диагноз «дислексия»  ребенка как личную трагедию. Неумение читать или очень низкая скорость чтения, как кажется взрослым, обрекают сына или дочь не безрадостную жизнь. Но чтение — не единственный способ познания мира. Отец троих детей Малоф Абрахам столкнулся с дислексией своего младшего сына еще в конце 1970-х. Сейчас его сын вырос и по нему не скажешь, что неумение читать стало для него проблемой. Вот рассказ отца.…

Когда наш младший сын, Джейсон, был совсем маленьким, он опережал многих сверстников в развитии. Казалось, что растет маленький гений. Но в восемь лет он полностью изменился. Как будто перестал взрослеть. Он никак не мог научиться читать. Мы сделали ему все возможные анализы, все было в порядке. Решили подождать – может он перерастет эту проблему. Но и в 12 лет ничего не изменилось – он по-прежнему не читал.  Конечно же, мы много занимались с ним и школьные учителя много занимались с ним, но все, что они в итоге могли сказать – только констатация: «Джейсон не умеет читать».

Мы долго и напряжено искали, в чем причина, пока кто-то наконец-то не предположил, что ребенок болен дислексией. В те времена это  — это были 1970-е годы — был очень редкий диагноз. Оказалось, что в городке Амения в штате Нью-Йорк есть специальная школа для дислексиков. Мы отправили Джейсона на летнюю программу в эту школу.

Мы надеялись, что проблема будет решена и через какое-то время нам отдадут читающего ребенка. Вместо этого мы услышали нечто совершенно другое: «У вашего сына тяжелая форма дислексии. Чтение для него – как изучение иероглифов. Но скоро у него начнутся и отклонения в поведении, потому как он уже приближается к подростковому возрасту. Поэтому мы советуем вам продлить лечение в нашей школе и на следующий сезон». Мы были расстроены, но согласились.

"Внутренняя борьба". Скульптура в Центре по работе с дислексиками в Новой Зеландии. Слова есть в книге, но ребенку трудно собрать их, для него они как будто улетают.
«Внутренняя борьба». Скульптура в Центре по работе с дислексиками в Новой Зеландии. Слова есть в книге, но ребенку трудно собрать их, для него они как будто улетают.

Вернулись домой в Техас, а Джейсон остался в этой спецшколе. Она находилась в сельской местности и в ней с детьми много занимались на природе – скалолазание, прогулки верхом. Детям поручили много физической работы. Идея педагогов состояла в том, чтобы дети усваивали знание из опыта, а не сидя за партой.

Лучше всего было то, что учителя школы помогли Джейсону обрести самое важное: уверенность в себе. Когда родители постоянно напоминают ребенку что в нем плохого, то даже самый стойкий может потерять веру в себя. Вместо этого учителя обращали внимание на его способности и поощряли его стремление развивать их. Конечно, они работали и над его чтением, но большего всего они давали Джейсону и другим ученикам понять: кроме чтения есть другие способы усвоения информации и все они легки. Они повесили в школе список изобретателей и выдающихся людей-дислексиков – Уолт Дисней, Томас Эдисон, Леонардо да Винчи, Генри Форд. Этот список помог Джейсону и мне понять, что с ним все в порядке. Ему просто нужно учиться иначе. Здесь, с местными учителями в Техасе я все равно бы постоянно обращал внимание на то, что он не умеет делать. Но эти удивительные учителя были сфокусированы на том, что у него получается, и оказалось, что получается у него много чего и очень неплохо!

Когда родители постоянно напоминают ребенку что в нем плохого, то даже самый стойкий может потерять веру в себя

Какие именно способности они нашли у Джейсона? Те, которые могли найти и мы, не покидая Техаса. Джейсон вырос в Техаском городке и все детство провел в детской верховой школе. Мне постоянно говорили о том, как сын хорошо умеет обращаться с лошадьми, но для меня эти навыки мало что значили. «Что из того? – думал я – Кому это теперь нужно?». Я приходил на его соревнования по скачкам только по одной причине – это важно для моего сына. Я так стремился сделать из него успешного человека, что пропустил то, что ему давалось легко, и где он показывал высокий класс.

Что же было с Джейсоном дальше? После двух лет в спецшколе для дислексиков он вернулся домой, закончил обычную школу и поступил в колледж у нас в Техасе, где прошел двухгодичный курс менеджмента ранчо. Он учил все о лошадях и о природе – как раз о том, чем он увлекался с детства и в чем был силен. И он расцвел. Вскоре он женился на прекрасной девушке, сейчас у них двое замечательных и талантливых детей. Уже в 22 года он купил себе большой участок земли, сейчас он управляет собственным ранчо, в котором 2200 лошадей. Все не устают удивляться здоровью его лошадей. Он стал звездой в Техаском коневодстве. Его новый метод трансплантации эмбрионов лошадей показал эффективность в 100%, что до него было недосягаемым результатом. Чтобы следить за всем огромным ранчо он купил вертолет, а потом придумал и собственное телевизионное шоу «The Helicopter Horseman”.

Я получил серьезный урок: таланты и способности ребенка принадлежат только ему. Они не были моими талантами и я их попросту не заметил. Жизнь повторилась —  когда-то мой отец не обращал внимания на мои способности и всеми силами стремился сделать из меня звезду футбола. Я был настолько занят решением проблемы, что не видел ничего на свете кроме этой проблемы. За проблемой я не увидел человека.

Отрывок из книги «Если бы я был твоим отцом» Джулии Эспи.