Featured

Педагогический анархизм Владимира Федорина

Владимир Федорин

Главный редактор Forbes Ukraine, известный журналист и медиа-менеджер. А еще — отец троих дочерей. Это все о Владимире Федорине. Для Fathers Club он рассказал о своих правилах отцовства.

Понятие свобода в воспитании детей – это вторичная вещь. Первичная вещь – это уважение. Ребенок – это в разном возрасте личность. Понятно, что сначала с этой личностью ты общаешься более авторитарно: нельзя совать руки в огонь, нельзя баловаться со спичками, нельзя переходить дорогу, не дав руку взрослому. Потом это количество «нельзя» потихонечку уменьшается. И к переходному возрасту должно исчезнуть.

Ребенок может быть сильной личностью, может быть слабой. Но если ты будешь целенаправленно «воспитывать», то есть сверлить ему мозг, то у сильной личности это вызовет сопротивление и отторжение. У слабой эти ответные реакции тоже будут, но не такими явными.

Мало чего хорошего в ситуации, когда родители хотят определить, кем станет их ребенок в будущем

В истории много случаев, когда родители хотели, чтобы сын стал юристом, а он стал поэтом или композитором. Если ты признаешь, что ребенок – это сильная личность, тебе трудно повлиять на его выбор. Ты понимаешь, что даже если он совершит ошибку, значит, потом он будет каким-то образом ее исправлять сам.

fedorinu2

Может быть, все дело в том, что у меня нет склонности к тому, чтобы кого-то много воспитывать. В смысле «много раз нудно говорить одно и то же». Мне нравится не иерархический стиль общения, а общение на равных – как человека с человеком. Меня раздражают люди, которые слишком много долбят в одну точку, «воспитывают» на промышленной основе, читают морали. Я скорее сторонник педагогического анархизма.

Читайте также. Алексей Мась: дети — лучшие футурологи

Я точно знаю, что было бы хорошо для моих детей. Чтобы им было интересно заниматься тем, чем они занимаются. Чтобы они были готовы самостоятельно, независимо строить свою взрослую жизнь. Вот две цели. Как к этому прийти? Я не знаю, у меня есть только гипотеза – предоставлять детям значительное число степеней свободы, не сильно регламентируя их жизнь.

Когда ребенок начинает осознавать себя как личность, он начинает отстаивать себя

Тогда в семье неизбежны конфликты. То, что я говорю про уважение, про степени свободы совершенно не значит, что ты должен всегда уступать. Все-таки у тебя, как у отца, больше опыта, ты знаешь лучше. Иногда нужно настаивать на своем. Приведу хороший, как мне кажется, пример. После того как старшая дочка закончила первый курс Института, стал вопрос о том как провести летние каникулы. Я настоял на том, чтобы она проходила стажировку в парламенте, поработала в аппарате одного приличного депутата. Договориться с ней об этом было тяжело. Потому что это был возраст отрицания родительского опыта. Но мне удалось настоять. Аня, несмотря на ее ярко выраженные лидерские качества, смирилась с тем, что ей это нужно, хотя и ворчала, и ругалась. А потом, три или четыре года спустя, она сказала, что из всех стажировок, которые у нее были эта была самая дельная.

Это ситуация не сколько из живого, сколько из книжного опыта. Как раз незадолго до этого я прочитал книгу Dreams from my Father Барака Обамы. Там упоминалось, что для молодых американцев практика стажировки в Конгрессе достаточно распространена.

Нет никакой «золотой середины» между свободой ребенка и умением родителей добиться послушания. Если ты убежден, что игра стоит свеч, надо настаивать на своем.

fedorinu6

Как любого нормального человека меня бесят родители, которые орут на своих детей

Точнее — если орут не по делу. Есть мизерное количество ситуаций, в которых повышение голоса необходимо. К примеру – если ребенок неосознанно подвергает себя какой-то опасности. В большинстве ситуаций не из-за чего орать. Что изменит твой крик?

Никому ведь неприятно, если на него орут. То есть ставь себя на место ребенка, которого ты якобы любишь. Если ты действительно хочешь повлиять, то разозлись, перестань с ребенком разговаривать и это будет эффективнее. Когда человек орет, он проявляет свою слабость, показывает, что он себя не контролирует. Крик — это крайнее средство, как ядерное оружие, его не надо применять постоянно, но оно должно быть. Даже на войне ежедневное применение сверхмощного оружия притупляет эффект.

Если тебя что-то в самом себе раздражает, если ты орешь чаще, чем необходимо, значит, сокращай количество выхлопов, но делай их более качественными и точными. Посмотри на людей, который тянут своего плачущего ребенка по асфальту и кричат на него, ты же не хочешь таким быть?

fedorinu

В том, как мой отец относился ко мне, мне запомнилось отсутствие давления, свобода и доверие

Мне давали много чего попробовать, и если я что-то бросал, то никто не упрекал. В младших классах я увлекался гимнастикой, в 4-5-м классе – легкой атлетикой, где-то в 13 — шахматами, у меня был первый разряд. Одесса была сильным шахматным городом, так что там первым разрядом никого не удивишь.

Да я думаю, что очень много копирую из того, что мне нравились в моем отце. Но говорить, что это идеал или образ, на который я ориентируюсь, я бы не стал. Слово «идеал» мне не подходит. Идеал – это то, что ты можешь описать и всем говорить: вот так надо.

Читайте также. Андрей Федорив: дети – это всегда риск и авантюра

По большому счету ты не так уж много можешь сделать с ребенком. Можно достигать каких-то долгосрочных договоренностей. К примеру: если хорошо отучишься в этом классе, то летом поедешь куда-нибудь отдыхать. Но в более долгосрочной перспективе ты не можешь кардинально повлиять Любая личность – это загадка. Соответственно нет смысла пытаться маленького человека подвести под исторические образцы. Чтобы ребенок был как Александр Матросов или Владимир Ленин, или еще кто-нибудь? Все, что ты можешь, так это через книги и кино развернуть перед этим маленьким человеком набор альтернатив, а дальше уже пусть он со своей тайной разбирается сам. Как-то так.

Для того, чтобы было о чем говорить с детьми, нужно читать книги

Если не читаешь книг, тогда нужно делится своим личным опытом. Для этого он должен быть глубоким и всесторонним, чтобы ты говорил по делу. Какие сюжеты нужно иметь в семейном обороте, чтобы иметь некую общую платформу? Есть две больших киноэпопеи – «Звездные войны» и «Властелин колец». Если ребенок не сильно впечатлительный, можно смотреть с 5-ти и 6-ти летнего возраста. Можно смотреть и пересматривать раз в несколько лет. Там есть базовый набор главных ценностей.

fedorinu7

Есть проблема единственных детей. Нынешние отцы и матери чаще всего и были такими единственными в семье. Один ребенок в семье – это мало. Ты не можешь создать устойчивые взаимосвязи. Ты перебарщиваешь с вниманием к одному-единственному ребенку. Во многом проблемы взрослого инфантилизма этим и объясняются. Человек привыкает к тому, что он пуп земли и придает слишком большое значение себе.

Беседовал Влад Головин

Читайте также. Правила отцовства. Владислав Бурда

Подпишитесь на рассылку чтобы каждый день получать в свой почтовый ящик оригинальные статьи и советы экспертов.
↓ Получите лучшее от нас прямо в свой почтовый ящик


    form_image